+ ОТКРЫТЬ САЙТБАР +

Обзоры фильмов


Рецензия на фильм «Ван Гоги»

Ван Гоги Марку (Алексей Серебряков) уже за пятьдесят, он живёт в Израиле и создаёт инсталляции из верёвок, правда продавать и выставлять их как-то не получается. Из родственников у него только отец — прославленный дирижёр, живущий в Риге. Приехав однажды к нему в гости, Марк узнаёт, что папа сильно болен, его сознание будет стремительно увядать, а счёт жизни идёт на недели и месяцы. Отношения с отцом у героя всегда были сложные (не зря он сбежал в Израиль). Вся жизнь — эдакие качели любовь-ненависть. Но болезнь и близость смерти обостряет их ещё сильнее, обнажая старые тайны и обиды.

В жизни Марка есть и другие люди: девушка, первая любовь, друг детства. Но все они появляются как-то мельком, подробности их отношений остаются недосказанными. Это не лень сценариста, а отражение субъективного мира главного героя. Для Марка весь мир и все его страдания завязаны на взаимоотношениях с отцом. Даже когда сын сбегает в другую страну, фигура родителя незримо присутствует в его жизни, давит со всех сторон и не даёт спокойно дышать.

Тема отцов и детей, мягко говоря, не нова, но в большинстве случаев зритель видит её на экране через подростков. Редко говорят о том, что проблемы взаимоотношений с родителями актуальны для людей любого возраста. Если вовремя не найти слов для извинений, не разговаривать о самом важном, ограничиваясь лишь сказками на ночь, детские обиды и комплексы могут определить всю жизнь уже повзрослевшего человека и его модель взаимодействия с миром.

Картина получилось очень эмоциональной, но скромной и камерной, несмотря на разброс действия на две разные страны. Контраст серой, холодной Риги и яркого, тёплого Тель-Авива должен был подчеркнуть разрыв между отцом и сыном, но этот приём не сработал. Слишком мало внимания в картине уделено атмосфере этих городов. Не ясно, зачем в сюжет ввели физический недуг Марка — сильнейшие мигрени — ведь ему было достаточно и душевных страданий.

«Ван Гоги» держатся на плаву и затрагивают зрителя не благодаря сюжету, операторской работе или проработке персонажей. На своих плечах фильм несёт Алексей Серебряков и его всепоглощающая, душераздирающая актёрская игра. Вторит Серебрякову музыкальное сопровождение картины, которое легко могло бы стать слишком навязчивым и излишне эмоциональным, но использовано на удивление уместно. Не зря композиторы Леонид Десятников и Алексей Сергунин получили приз за лучшую музыку к фильму на «Кинотавре».

Финал картины показывает долгожданное освобождение Марка. Он наконец-то может спокойно жить и дышать полной грудью. Фигура отца больше не нависает над ним, но вовсе не потому, что они оба наконец-то смогли друг друга простить. Марк расплетает все свои инсталляции из верёвок, ему больше не нужно превращать свои нерешённые проблемы в бесконечные узлы. Он свободен. В финале и объясняется загадка названия «Ван Гоги», причём весьма неожиданным образом. На протяжении фильма кажется, что отец и сын и есть Ван Гоги — творческие люди, которые несут в душе одиночество и психологические травмы. Но на самом деле мы все можем быть Ван Гогами, если найдём успокоение и позволим себе творить.

 
cinemaflood.com

07 Марта 2019
0


Рецензия на фильм «Тень»

Тень Иньская сила — это не просто иньская масса, помноженная на иньское ускорение, а кое-что гораздо большее. Сила тьмы, холода, воды, мягкости, женского начала. Причём обладателям XY-набора хромосом её применять тоже можно — а порой даже необходимо. Особенно если такой обладатель сам Инь — или Тень.

Титульный герой — не какое-то мистическое создание со сверхспособностями, а обычный человек, оттого его история ещё драматичнее: он не мог защититься от превращения в Тень. Но как подсказывает мировая литература, быть тенью — не значит быть безэмоциональным и безвольным.

Некоторая фантастичность присутствует лишь в боевых сценах — привет традиционному для китайского кинематографа в целом и Чжана Имоу в частности жанру уся. Бойцы придают законам физики вращение на разных осях — и с ирреальной ловкостью вращаются сами, как на земле, так и в воздухе. Есть тут и могучий воин, одолевающий любого противника с трёх ударов. Почему не с одного? Видимо, потому что здесь не пародийная супергероика типа «Ванпанчмена», а серьёзная история, вдохновлённая реальными событиями: сюжет навеян эпохой Троецарствия. Времена семнадцать веков назад были легендарные и кровавые, так что свой рейтинг «16+» фильм отрабатывает по полной программе. При этом он не требует от зрителей знания китайской истории: конфликты, образы, идеи интернациональны, что-то похожее бывало в самых разных странах и эпохах. В первую очередь вспоминается Франция XVII века — а конкретно Человек в железной маске. Но для него застенки были пассивной изоляцией, а для Тени — этаким тренировочным полигоном, пыточной камерой и оружейным тайником, откуда его, как кинжал из ножен, в один прекрасный день наконец извлекли.

Увы, извлекли не ради гуманизма, а ради «игры престолов». Один персонаж сравнивает происходящее с игрой в шахматы; если так, то шахматы у здешних игроков чуть ли не трёхмерные. Всюду тайны, манипуляции, обманы. Пропитанные дождевой водой, чернилами и кровью. Белый, чёрный, красный — основные цвета фильма: Имоу стилизовал его под традиционную китайскую живопись тушью. Получилась кинокартина во всех смыслах этого слова. Визуал дополнительно подчёркивает противостояние тьмы и света, инь и ян; даже поединки проходят на символе инь-ян. И персонажи двойственны: в каждом тёмном есть что-то светлое, а в светлом — что-то тёмное.

Картин в сюжете нет (если не считать декораций — расписных экранов), зато есть каллиграфия, работающая на раскрытие характера правителя. Имоу не впервые использует такой ход. Вдобавок он применяет другие проверенные ингредиенты: тут вам и борьба за власть, и жестокий правитель, и боевитые красавицы, и сыновне-материнские узы, и бамбуковый лес с криминальными элементами, и запретная любовь, и стремление к свободе. Причём все они по-прежнему впечатляют. Как говорится, «не баян, а классика».

Недочётами кому-то могут показаться долгое запрягание и фирменная китайская экспрессия. Волна за волной на зрителей плавно накатывают разговорно-созерцательные сцены, но чем дальше, тем выше и чаще эти волны — и вот уже очередная вдруг захлёстывает с головой, выбивает дух и тащит сквозь гущу схватки и драмы. Что касается экспрессии, то персонажи полубезумно кряхтят-смеются, бешено ревут, сворачиваются клубочком, мутузят друг друга голыми руками, переворачивают столы, ломают предметы интерьера. С непривычки, наверное, почудится привкус «театральщины» — но в историческом эпике это выглядит гармонично. Благодаря такому эмоциональному накалу даже отрезание волос (не полностью, максимум на треть длины) смотрится как непростая жертва, а боевой крик: «Зонты!» вызывает не усмешку, а забег мурашек по коже.

Ещё один плюс киноленты — афористичность речей и логичность парадоксов. Тень боится темноты — звучит странно, но если знать контекст, то становится понятно и горько. Сразу несколько персонажей страшатся потерять самих себя, бесславно раствориться в небытии. Мягкость способна пересиливать жёсткость, скверная погода — быть благом, шахматист — превращаться в фигуру (и наоборот). Ну а полный проливных дождей и рек крови фильм — быть лучом света в кинопрокате.

 
Источник: kg-portal.ru

07 Марта 2019
0


Рецензия на фильм «Гурвинек. Волшебная игра»

Гурвинек. Волшебная игра Старые популярные персонажи — это хорошо, это даже замечательно. Спустя десятилетия их можно достать из дальнего ящика, отряхнуть от пыли, проветрить от нафталина, украсить компьютерной графикой, привести в кинотеатры — и ждать, когда зрители повалят толпой, утирая слёзы ностальгии и вопя: «Возьмите наши деньги!» Подобной логикой руководствуются большие голливудские студии — и, как выяснилось, маленькие европейские.

Бывает, пожилые люди ведут себя по-детски. Но 93-летний Гурвинек вдобавок выглядит как мальчишка! Да, хотя его придумали в далёком 1926 году, он не постарел и даже не повзрослел — для кукол это характерно. Гурвинек был создан чешскими кукловодами Йосефом Скупой и Густавом Носеком как ещё один участник труппы кукольного театра, а позже перебрался в текстово-комиксный формат, когда его приняли в «Клуб весёлых человечков» журнала «Весёлые картинки». Помимо чехословацкого Гурвинека членами «Клуба» были датская Дюймовочка, итальянский Чиполлино, советско-итальянский Буратино, руссконародный Петрушка, а также исконно советские Карандаш, Самоделкин, Незнайка и Синеглазка. Этакие отечественные «Мстители» для самых маленьких.

Однако в свежем мультфильме никакого клубного собрания не ждите: как подсказывает название, «Гурвинек. Волшебная игра» — сольник одного конкретного героя. С прочими персонажами из его канона на подтанцовке. Немудрено: идея проекта пришла в голову чешским кинематографистам, они захотели рассказать историю про чешского же любимца. И отправились в путь-дорогу — искать иностранную студию, которая им в этом подсобит. Дюжину европейских студий обошли — да ни с одной не сошлись. Видать, не зажигался в тех компаниях тот же огонь энтузиазма и ностальгии. Но вдруг повстречали чехи другую мультностальгию — космическую; иными словами, узнали про российский мультфильм «Белка и Стрелка. Лунные приключения», почуяли в его создателях родственную душу и не ошиблись. Заодно подключилась Бельгия — и стало совсем хорошо.

Однако мало было просто снять полнометражку про Гурвинека — авторам хотелось сделать это с размахом и по-современному. Что ж, размах удался: «Гурвинек. Волшебная игра» входит в десятку самых дорогих чешских фильмов. А вот осовременивание старых персонажей подкачало. На Гурвинека надели кеды, дали ему компьютер (и игроманию заодно) — но веет от этого некоторой натужностью. Как, скажем, от попытки взрослого влиться в компанию школьников приветствием: «Превед, пиплы!», одной рукой делая распальцовку, а другой — крутя спиннер. Или как от обновлённого «Простоквашино».

Ещё один удар по попыткам выглядеть стильно, модно, молодёжно наносят отсылки — к растиражированным образам вроде доктора Франкенштейна или белки Скрата с его орехом. Помочь делу могла бы интересная интерпретация — но увы, отсылки весьма незатейливы.

С юмором та же петрушка: в большинстве своём он предсказуем и прост. Чтобы выглядеть актуально, недостаточно пошутить про Леди Гагу. Впрочем, есть тут и удачные шутки, например про добровольно-принудительные экскурсии или про последствия первых свиданий. Но возможно, они хороши именно потому, что не пытаются гнаться за трендами или подрабатывать сюжетными костылями.

То ли дело разговоры — вот уж костыли так костыли: персонажи банально проговаривают вслух свои чувства и мотивации. Причём порой в весьма неуместные моменты. Что ещё делать отцу над упавшим с верхотуры и вырубившимся сыном? Конечно же, патетически вещать, каким тот был славным младенцем! Ну не дыхание же и зрачковые рефлексы у пострадавшего проверять, право слово.

Ах да, для комплекта тут есть конфликт отцов и детей. Опять-таки шаблонный и натужный.

Заметно, как авторы старались всё упростить, чтобы даже младенцу было понятно. Они не поленились сделать разные версии мультфильма для разных стран: российская на десять минут короче чешской, и часть реплик в ней переписана с поправкой на другие менталитет и реалии. Причём авторы делали это не впопыхах: между чешской и российской премьерами прошло полтора года, всяко было время на внесение правок. А заодно на приглашение именитых российских актёров и запись качественной озвучки. Жаль, что многие реплики хороши по звучанию, но не по смыслу.

«Гурвинек. Волшебная игра» интересен не столько историей-сюжетом и персонажами, сколько историей персонажей: национальные любимцы-долгожители встраиваются в культурный код своей страны, на них растёт поколение за поколением. В России (и не только) даже ненавистник кукольной анимации знает, какого большеухого зверя можно найти в ящике апельсинов и почему в непогожий день крокодил способен весело играть на гармошке; а ведь Чебурашка с крокодилом Геной почти вдвое моложе Гурвинека, книга о них вышла в 1966 году, а мультфильм — в 1969-м. Ну а в Чехии до сих пор помнят и любят непоседливого мальчика Гурвинека, его неуклюжего отца Спейбла, подругу-отличницу Маничку (в локализации — Майю) и других героев. Эта уютная старомодность просвечивает даже сквозь компьютерность и осовремененность мультфильма. Тут изрядно помогает сеттинг — небольшой чешский городок с характерной архитектурой и кукольный театр-музей. Но гармонично сочетать старое проверенное с новым трендовым не каждому под силу: франчайз «Астерикс и Обеликс» вот как-то умудряется, а «Гурвинек. Волшебная игра» — не особо. Ещё кот Матроскин справедливо подмечал: наличие средств и кед не компенсирует нехватку ума.

 
Источник: kg-portal.ru

05 Марта 2019
0


Рецензия на фильм «Наркокурьер»

Наркокурьер Работа режиссёра — дело, как известно, не для молодых: большинство из них лишь к сорока, а то и пятидесяти годам выходят на полную мощность. И всё же пожилым в этой профессии тоже не слишком рады. Многие прекрасные авторы ближе к концу жизни начинали бубнить под нос, повторяться, а то и вовсе сходили с ума. Клинт Иствуд в этом отношении — случай особо интересный. У него режиссёрский почерк-то начал намечаться только к седьмому десятку, а расцвёл он как постановщик и вовсе лишь в середине нулевых — когда ему было далеко за семьдесят. А теперь почти 90-летний Иствуд вдруг решил открывать для себя новые творческие горизонты — если не сейчас, то когда.

В прошлом году его эксперимент был вполне формалистским — он снял «Поезд на Париж», где настоящие герои-солдаты играли сами себя. Фильм, правда, едва ли был героическим: большую часть хронометража персонажи там болтали о всяких пустяках и личных неурядицах. Такой специфичный подход мало кто оценил, и в новом фильме Иствуд сменил манипуляции с формой на откровенную игру с содержанием — кино, которое на первый взгляд кажется идейным собратом его же «Гран Торино» (у них даже сценарист один, а главные герои — ветераны одной и той же войны), оказывается смешным и нежным «инди» о семье, любви и прочих замечательных вещах.

По настроению и центральной идее «Наркокурьер» слегка напоминает «Старика с пистолетом» — другой фильм 2018-го, где классический голливудский ковбой развлекался не по возрасту. Правда, Иствуд — в отличие от Рэдфорда — тут стоит по обе стороны камеры, сам же ставит себя в уравнение, а не отдаёт образ на откуп чужой романтизации. Если «Старик» действовал мягко и полушёпотом, то «Наркокурьер», вполне в духе его создателя, бьёт громко и наповал.

Клинт — как и главный герой — знает, что ему сойдёт с рук и откровенный мелодраматизм, и резкие тональные сдвиги, и томное разглядывание женских тел, и даже, о господи, сказанное прямо с экрана запретное слово на N. Потому что он уже старый, потому что он из другой эпохи, потому что он Клинт, мать его, Иствуд в конце концов. В таком возрасте и с таким культурным весом можно и прописные истины вслух талдычить — главное, не забывать при этом быть искренним, по возможности интересным ну или хотя бы смешным. У «Наркокурьера» проблем нет ни с одним из этих качеств.

Иствуд прекрасно понимает своё положение и порой откровенно издевается. Самый пронзительный монолог он, например, параллельно монтирует с тем, как главного героя ищет отряд мексиканских головорезов — чтобы потом его очень больно убить. «Наркокурьер» вообще работает на контрастах: избыточный драматизм рядом с ситуационной комедией, откровенно жанровые триллерные сцены на фоне общей легковесности. Опасный мир наркоторговли у него превращается в детскую площадку: оптимизм и непосредственность Эрла (не зря же говорят, что старики — они почти как дети) смягчают даже самых суровых гангстеров.

В «Наркокурьере» — несмотря на, казалось бы, острую тему — почти нет отрицательных персонажей. Амбициозный коп Брэдли Купер (ему бы почаще отвлекаться от Леди Гаги и собственного нарциссизма) и его забавный напарник Майкл Пенья, их босс Лоренс Фишбёрн, уморительный Энди Гарсия в роли наркобарона — они все герои симпатичные и, по сути, скорее комические. Они часть большой игры, работающей исправно ровно до тех пор, пока в ней не появляются люди, не умеющие получать удовольствие от процесса. Именно в этом «Наркокурьер» и видит главное зло: не в наркотиках, не в копах и не в ужасном эгоизме Эрла, от которого он так пытается отмыться. А в людях, что воспринимают это всё слишком всерьёз.

Интересно, что такой вывод звучит именно от Клинта Иствуда — чьи самые популярные герои как раз очень серьёзные и суровые. Не зря его карьера часто представляется борьбой с устоявшимся поп-культурным образом: начиная с «Непрощённого» 1993 года, Клинт нередко изображал своих персонажей сломленными, побитыми и слабыми. В этом смысле Эрл Стоун выглядит как логичная следующая ступень — да, это нелепый старик, нередко ошибавшийся в прошлом, но в нём совершенно не чувствуется надлома. Если раньше Иствуду надо было проводить героев через огонь и воду, чтобы оказаться хоть в каком-то подобии гармонии (что обычно заканчивалось для них трагически), то теперь сама гармония и становится ключом ко всем проблемам. Ему больше не надо притворяться, Клинт наконец может открыто заявить: какими бы опасными делами ни занимались его персонажи, всё это время он всего лишь хотел выращивать цветы.

 
Источник: film.ru

28 Февраля 2019
0


Рецензия на фильм «По половому признаку»

По половому признаку Человеку, который начинает смотреть фильм «По половому признаку», нужно знать две вещи: во-первых, его главная героиня в свои восемьдесят пять лет, может быть, не совсем здорова, но вполне себе жива, а во-вторых, сценарий написал ее родной племянник, причем тетушка неоднократно читала текст и высказывала свои замечания. Как сказал бы Никита Сергеевич Михалков, это многое объясняет. «Жизнь замечательных людей» — жанр вообще непростой, а в условиях, когда есть риск расстроить хорошего человека, который еще не умер героической смертью, создателям картины можно только посочувствовать.

Впрочем, все эти дисклеймеры нужны, главным образом, иностранному зрителю: в Соединенных Штатах и без того прекрасно знают, кто такая Рут Гинзбург и почему на родине героини ей еще при жизни изваяли такой кинематографический памятник. Член Верховного суда на протяжении четверти века, кумир, ролевая модель и моральный камертон всех либералов, борец с любыми формами дискриминации, в том числе по половому признаку, — ни в каких дополнительных представлениях эта маленькая великая женщина не нуждается. Учитывая сложный баланс сил в Верховному суде, многие всерьез беспокоятся за судьбу американской демократии, если Рут все-таки уйдет в отставку по состоянию здоровья.

Правда, в фильме Мими Ледер, снявшей «Столкновение с бездной», «Миротворца» и гигабайты сериалов, вроде «Оставленных», речь идет в основном о событиях полувековой давности, когда Рут Гинзбург только начинала карьеру юриста, — даром что тень Трампа, шевеля зачесом, все равно витает где-то за кадром. Картина открывается грозным шествием сотен мужчин в деловых костюмах, которые идут по городу словно армия андроидов, изрыгающая клубы табачного дыма. Среди них затесалась маленькая Рут, поступившая в Гарвардскую юридическую школу: ей и еще восьми студенткам предстоит выжить в этом царстве самоуверенных и снисходительных мужчин, которые даже не сочли нужным устроить в здании женский туалет. Декан школы сразу дает понять, что считает их учебу бессмысленной блажью, и требует, чтобы девушки объяснили, почему они считают себя вправе занимать в аудитории места, на которых могли бы оказаться студенты с мужскими половыми признаками. Рут, впрочем, быстро становится одной из лучших на курсе, помогая при этом и тяжело заболевшему мужу, который учится на год старше. Но, получив диплом, она долго не может найти работу: никто не хочет нанимать женщину-юриста, к тому же еврейку и с ребенком. Ей удается получить только место преподавателя, и то лишь благодаря тому, что руководство университета искало замену уволившемуся чернокожему профессору: других афроамериканских юристов они не нашли, поэтому решили, на худой конец, обойтись женщиной.

Спустя десять лет Рут ведет в университете спецкурс по половой дискриминации, уже отчаявшись изменить мир и надеясь хотя бы воспитать новое поколение юристов, которым это будет под силу. Однако, когда ей в руки попадает жалоба мужчины, который не может получить налоговый вычет, положенный только женщинам, она понимает, что, выиграв это дело, сможет создать прецедент для отмены сотен дискриминационных законов, ограничивающих людей в правах по гендерному признаку. (Заменить слово «половой» на «гендерный» ей советует секретарша, считающая, что мужчины будут слишком возбуждаться от слова sex в официальных документах, — адская, между прочим, стигматизация.) Съездив к потенциальному клиенту в Денвер и произведя на его маму неизгладимое впечатление знанием слова «утконос», Рут начинает свой крестовый поход. Помогать ей будет ангелоподобный муж вместе с их почти взрослой и бесстрашной дочерью, а противостоять — вся консервативная Америка, призвавшая на помощь даже Министерство обороны с его суперкомпьютерами.

У фильма «По половому признаку» практически нет недостатков, как у слесаря Гоши: он умный, забавный и аккуратный в деталях, а вся правовая подоплека разъяснена настолько внятно, что будет понятна даже человеку, чье юридическое образование ограничилось чтением правил пользования лифтом. Проблема у этой картины одна — невыносимая предсказуемость. Она снята словно по учебнику: все здесь как-то слишком на своем месте — и тернистый пусть Рут, и ее временное разочарование, и поддержка семьи, и трусость союзников. Даже финальная сцена в суде напоминает последнюю схватку из стандартного боевика — тяжелый нокдаун, после которого герой вдруг находит в себе силы нанести решающий удар. Фелисити Джонс и Арми Хаммер, играющие чету Гинзбургов, делают все возможное, чтобы главные герои выглядели более-менее реалистичными, но все равно фильм напоминает то ли нравоучительную детскую историю, то ли житие святой — только без чудес и расчлененки. Рут Гинзбург кажется гораздо более живой, когда автор сценария Дэниэл Стиплман рассказывает про нее в интервью: о том, как она чудовищно готовит, или о том, как она много лет дарила племяннику на каждую Хануку экземпляр Конституции и он долго искал в этом глубокий смысл, пока не понял, что тетя просто, не заморачиваясь, покупает книги со скидкой в киоске у себя на работе. Но если Рут в фильме хотя бы изредка выходит из себя или делает что-то не так, то ее муж Марти воплощает какой-то невозможный идеал, за все два часа ни разу, кажется, не повысив голос: поскольку Мартин Гинзбург умер в 2010 году, никаких недостатков у него, видимо, быть не может.

В итоге в какой-то момент поневоле начинаешь сочувствовать противникам Рут и ее небесного воинства — всем этим пожилым мужчинам, размахивающим мохнатыми бровями. Невинные в своей дремучести, они никому не желают зла и мечтают всего лишь сохранить чудесную патриархальную Америку, где уставшего главу семейства, защитника и добытчика, ждут дома верная жена, стакан виски и детский смех. Так в советских фильмах с картонными красными командирами злые белогвардейцы казались живыми и человечными.

При этом картина про Рут Гинзбург все-таки претендует на «Оскар» — только это не фильм Мими Ледер, а документальная лента «RBG», которая тоже вышла экраны в прошлом году. Там можно увидеть немного другую Рут — странную и временами немного пугающую женщину, чьи дети вели специальный дневник, чтобы отмечать те редкие случаи, когда видели маму смеющейся. Женщину, которая на девятом десятке неожиданно стала в Америке кем-то вроде поп-звезды и даже обзавелась армией фанатов, давших Рут Бейдер Гинзбург прозвище Notorious RBG — словно рэперу или супергерою в судейской мантии вместо плаща. В общем, «По половому признаку» — хороший фильм, но его героиня никогда не была просто хорошей. Зато она всегда была живой — упрямой, неуживчивой, со сложным характером. И непредсказуемой — чего отчаянно не хватает картине Ледер.

 
Источник: snob.ru

28 Февраля 2019
0


Рецензия на фильм «Счастливого нового дня смерти»

Счастливого нового дня смерти «Счастливый день смерти 2» вместо ожидаемого и слишком предсказуемого хоррора оказался научной фантастикой с элементами комедии. В нем есть петля времени, заложенная в основу первой части, человек с ножом в пугающей маске и отсылки к классике приключенческого кино – фильму «Назад в будущее 2».

Первый фильм «Счастливый день смерти» вышел в 2017 году, напомнив о том, что жанр слэшер в полнометражном кино все еще существует. Это был более-менее годный ужастик, в котором главная героиня раз за разом проживала день своей смерти, пытаясь вычислить, кто из ее университетского окружения надевает маску младенца и безжалостно убивает ее. С небольшим бюджетом 4,8 млн долларов фильм заработал в мировом прокате 125 млн, что подтолкнуло Universal Pictures к съемкам второй части.

Для первого и второго фильма над сценарием, а также режиссурой работал Кристофер Бо Лэндон. «Счастливый день смерти» дал зрителю ответы абсолютно на все вопросы, но Лэндону удалось придумать продолжение с новым витком событий.

Режиссер решил не менять формат истории, вновь проводя героиню через цикличный кошмар, зато привнес в фильм новый жанр – научную фантастику. По задумке Лэндона, «Счастливый день смерти» следовал по принципу сценария фильма «День сурка». А «Счастливый день смерти 2» пошел по стопам картины «Назад в будущее 2». Об этом говорят даже персонажи фильма, анализируя происходящее. Хотя, возможно, нам интереснее было бы догадаться об этом без очевидной помощи.

Кстати, из уст главной героини практически в самом начале «Счастливого дня смерти 2» мы слышим краткий пересказ первой части. Довольно удобно для тех, кто не видел завязку ужастика, или забыл, в чем там вообще было дело.

Сюжет фильма «Счастливый день смерти 2» показывает новое утро из жизни главной героини Три – именно она разгадала, кто был убийцей, и наконец смогла оказаться в следующем дне. За весь период своих мучений Три изменилась в лучшую сторону и успела привязаться к парню по имени Картер. Идиллию нарушил сосед Картера, который уверен, что он ощутил дежавю, прожив похожий день. Вместе они выясняют, что у возвращения в прошлое есть причина, которая кроется в научных экспериментах. Из-за них Три снова попадает в день своей смерти, но в нем меняются некоторые обстоятельства. Деваться некуда, чтобы найти выход, ей придется умирать заново.

На экране многочисленный смертельный удар на себя берет артистка Джессика Рот, ранее появившаяся в «Ла-Ла Ленде». Она и другие актеры (весь основной состав первого фильма) отыгрывают в формате развлекательных лент, легко переключаясь с комичных ситуаций на панику.

«Счастливый день смерти 2» – массовый кинопродукт, не претендующий на интеллектуальное осмысление. И для своего жанра он вполне хорош. Несмотря на то что события повторяются, будущее героев остается непредсказуемым. К тому же, пройдя этап ужастика, фильм превращается в научно-фантастическую комедию, с углублением в альтернативные реальности. Они не всегда логичны, но это мало кого волнует.

Благодаря этому в сценарии есть практически экзистенциальные вопросы, которые главная героиня пытается решить, определяя ценности в своей жизни. Раскрыты они довольно неплохо (как для второй части слэшера), местами даже очень сентиментально.

Ну и чего стоило ожидать от фильма, мировой прокат которого приурочен ко Дню святого Валентина, — в нем есть любовная линия. Смерть смертью, а любовь у персонажей по расписанию. По этой причине «Счастливый день смерти 2» может стать альтернативой февральским мелодрамам и романтическим комедиям – когда становится слишком приторно, на экране появляется фигура с ножом в маске.

 
Источник: itc.ua

28 Февраля 2019
0


1-6 7-12 13-18 19-24 25-30 ... 499-504 505-505