+ ОТКРЫТЬ САЙТБАР +

Обзоры фильмов


Рецензия на фильм «Люди Икс: Тёмный Феникс»

Люди Икс: Тёмный Феникс Если супергероев не существует, то кто тогда Ханс Циммер? У этого парня нет страха и предубеждений. Ему чужды сомнения и компромиссы, а крики и дымная вонь подгорающих в производственном аду киноделов лишь подстёгивают его работать с максимальной отдачей. Чувак просто материализуется из воздуха и врывается в самое сердце хаоса, кастуя всеми имеющимися конечностями волшебные нотные руны. Музыка — она как фотошоп: добавляет плоской картинке объёма, насыщенности и контрастности. Коли уж для адекватного восприятия новых «Людей Икс» требуется творческое воображение, лучшего помощника, чем Циммер, в этом деле не найти.

Очень может быть, что оскароносный композитор элементарно сработал на автомате, попав в знакомую среду. Видите ли, ни для кого не секрет, что большинство супергеройских фильмов в наше время делаются по образу и подобию Marvel: максимум легкомыслия и беспечного юмора, минимум мрачноты и надрыва. Это не хорошо и не плохо, это суровые реалии рынка, диктующего свои правила. Даже уникальная во многом киновселенная DC, подобрав юбки, резво бежит от своей судьбы в радужную страну единорогов. Парадокс заключается в том, что «Люди Икс: Тёмный феникс» клали с прибором на рынок и модные тренды. Они, упаси их господь, подражают DC времён Зака Снайдера!

Всё верно, друзья. Если на центральной консоли вашего автомобиля красуется икона Зака Чудотворца, а ваших детей зовут Марта и Джор-Эл, то финальная глава 20-летней истории мутантов подарит вам щедрую горсть приятных ностальгических эмоций (но не более того). Отсутствие собственного режиссёрского стиля Саймон Кинберг успешно компенсирует почти неприкрытым копированием Снайдера, пусть это и не спасает картину от жесточайших повествовательных проблем. Впрочем, стараниями новоиспечённого постановщика и талантливейшего композитора «Тёмный феникс» обретает некое подобие души, поддерживающей жизнь в теле с ярко выраженными анатомическими аномалиями.

История циклична. 13 лет назад оригинальная трилогия «Людей Икс» завершилась рассказом о Тёмном фениксе, и проделано это было не то чтобы безупречно. Право на сольное выступление заслужил лишь месье Росомаха, а в 2011 году случилась мягкая перезагрузка франчайза с молодыми актёрами в лице Джеймса Макэвоя, Майкла Фассбендера и Дженнифер Лоуренс. Что же было потом? А потом были возвращение блудного Брайана Сингера и его легендарная творческая коллаборация (назовём это так) с Джеймсом Кэмероном, который подсказал отцу мутантов, как вернуть на экраны старых друзей, попутно вынеся зрителям мозг хитровыдуманной путаницей с таймлайнами. И пришли они — «Люди Икс: Дни минувшего будущего». Что характерно, Сингер ухитрился сохранить хватку, свежесть взгляда и не подцепил манию величия. Каждой сценой фильма он удивлял и радовал зрителя, провоцировал его на душевные порывы. Чудодейственный тандем старой и новой школ позволил создать не только самый дорогой фильм серии, но также самый ламповый и мощный.

Началом конца стал, пожалуй, «Апокалипсис» (какая ирония). Грузная, излишне усложнённая лента, смахивающая на лабиринт со множеством кроличьих нор. Получив полную свободу и карт-бланш на любые действия после гениальных «Дней минувшего будущего», Сингер с упоением погрузился в любимую стихию. Кажется, большую часть фильма постановщик бродил по бескрайним просторам метафорической долины комиксов, косплея профессора Ксавьера в Церебро. Прислушивался к щебетанию миллионов душ в эфире и генерировал сотни задротских отсылок. «Апокалипсис» можно ругать за многое, однако на экране каждую секунду происходило что-то столь же важное для вселенной «Людей Икс» в целом, сколь бесполезное для фильма в частности.

Увлёкся мужик, с кем не бывает. Говоря по совести, следовало бы дать ему любые деньги и позволить завершить франчайз с подобающей помпой. Но нет! У нас тут нарисовался тайный фанат Зака Снайдера без опыта режиссёрской работы, решивший с размаху войти в историю и запилить собственную «Последнюю битву» в альтернативной реальности, с новым Тёмным фениксом и непременными отсылками к оригиналу. И ведь нельзя сказать, что не старался! Мы уже выяснили, что отличный музыкальный вкус и какая-никакая душа у картины имеются, а это дорогого стоит. Визуал тоже в порядке, что и неудивительно.

Сцена с аварией челнока в космосе не просто хороша — она фантастически прекрасна (не забываем о богической музыке маэстро Циммера, делающей 50% атмосферы). Многомиллионная визуальная роскошь в самом начале фильма по-настоящему воодушевляет, ведь зритель уверен, что дальше будет только лучше. Будет же? Ну… как вам сказать. Проблема в том, что дальше начинается хождение по мукам. Действо провисает почти на час, хотя создатели тщательно драпируют сию досадную оплошность скудным эпизодическим экшеном. Драма, знаете ли. Героиня Софи Тёрнер учится жить с перманентным космическим ПМС и, подобно неприкаянной замерзающей птичке, бьётся в закрытые окна. Если же окно открыто, тупая пичуга один хрен не может попасть внутрь и в кровь расшибает голову о раму, внешний подоконник и кирпичные стены. Это всё, что нужно знать о местной драме.

Справедливости ради, для пережившего масштабные пересъёмки блокбастера «Тёмный феникс» смотрится удивительно ровно. Здесь нет мудацких склеек, никто не баловался с ножницами и не пытался нарезать из киноплёнки конфетти. Картина действительно цельная, но лишь по той простой причине, что вырезать-то было и нечего. Сценарий феноменально мал на повествовательном уровне, чудовищно мал. Безусловно, 15 сантиметров — не приговор, но тут особый случай. Драматический суррогат не способен удерживать зрителя в течение долбаного часа. Зрителю нужны нормальные эмоции, а не дешёвая имитация. Или, как вариант, куча забористого экшена, который забьёт вкусовые рецепторы до отказа.

Что касается уже ставшей притчей во языцех переснятой финальной боевой сцены, то всё гораздо лучше, чем вы думаете. Мы никогда не узнаем наверняка, была ли первоначальная версия так офигенна, как о том говорят, но с поездом ребята реально заморочились. Долго? Долго. Красиво? Красиво. Изобретательно? Вполне. Другое дело, что темно (бюджет-с) и ни разу не рядом с шедевральным спасением команды космического челнока. Странно говорить такое о блокбастере столь высокого уровня, но ничего круче открывающей сцены нам не покажут, увы.

Поймите правильно: это вполне можно смотреть. Это типичный летний аттракцион с качественным визуалом, замечательными актёрами, душераздирающей (нет) драмой и незаслуженно шикарной музыкой. Снайдеровская стилистика с лёгким душком китайской пластмассы тоже идёт в зачёт. Большую часть времени это даже интересно, чёрт побери! Видит бог, «Тёмный феникс» отхватил бы крепкое «Кино», кабы не пара-тройка дополнительных грешков, поражающих своей незамутнённой паскудностью.

Во-первых, сценарий страдает самой гадкой из всех возможных болячек: сюжет подаётся исключительно посредством диалогов, причём не самых умных. Внешние факторы, влияющие на поведение персонажей, практически отсутствуют, а это значит, что герои меняют свои приоритеты и отношение к собратьям на пустом месте. Они просто озвучивают своё решение ртом и идут творить херню, понимаете? Разумеется, предпосылки к тем или иным действиям имеются, но хотелось бы более чётких мотиваций. При относительно адекватном монтаже такая срань выглядит довольно странно. Во-вторых, природа третьей стороны противостояния (есть в фильме и такая) не раскрыта от слова «совсем». В-третьих, сама история Тёмного феникса заслуживает куда более эпичного финала, не говоря уже о финале всей саги. Не слили концовку в худших традициях супергеройских изгоев вроде «Фантастической четвёрки» — и на том спасибо.

И ещё раз: это не прям ужас-ужас (разве что с академической точки зрения), а вполне себе смотрибельное кино, способное доставить удовольствие сочной картинкой, слегка искусственной атмосферой и запредельно изумительной музыкой. Опять же, не грех отметить походом в кино долгожданное возвращение маэстро Циммера в супергероику, верно?

 
Источник: kg-portal.ru

07 Июня 2019
0


Рецензия на фильм «Мы всегда жили в замке»

Мы всегда жили в замке Шесть лет назад в поместье Блэквудов произошла страшная трагедия. Почти все семейство отравилось мышьяком за обеденным столом. Выжили только сестры Блэквуд — Констанция (Александра Даддарио) и Мэррикэт (Таисса Фармига), а также их старый дядюшка, навсегда оставшийся прикованным к коляске полоумным инвалидом. Несмотря на долгое полицейское расследование, убийца так и не был обнаружен, но испуганные обитатели ближайшего городка абсолютно уверены, что в случившемся виновен кто-то из выживших. Вероятнее всего, старшая сестра, томная красавица и настоящая южная леди Констанция Блэквуд.

Предполагаемая убийца мгновенно оказалась в полной изоляции от внешнего мира и больше никогда не покидала пределы поместья. Спустя шесть лет добровольного затворничества единственный представитель Блэквудов, кто иногда все же выходит за границу семейного гнезда, чтобы посетить районное сельпо — юная дикарка Мэррикэт. Выросшая в большом и почти всегда пустом особняке среди наглухо травмированных родственников девушка верит в магию и предпочитает считать себя скорее животным или оборотнем, чем человеком. Когда на пороге поместья появляется давно потерянный кузен Чарльз Блэквуд (Себастьян Стэн), Мэррикэт понимает, что в дом пытается проникнуть зло. И она не ошибается.

В основе фильма — последний роман Ширли Джексон. «Королевы американской готики» и одного из главных авторов в истории американской литературы XX столетия. Проза Джексон, несмотря на иллюзию простоты и доступности, настолько богата полутонами, деталями, тонкими нарративными приёмами, что любая экранизация оказывается обречена уже с первых строк. И проблема совсем не в том, что «книга всегда лучше». Самое известное произведение Ширли Джексон, шедевр страшной литературы «Призраки дома на холме», переносилось на большой экран несколько раз, но впервые получило аутентичное воплощение только год назад в формате 10-серийного сериала, когда талантливый молодой хоррор-мейкер Майк Фланаган, полностью отказавшись от текста оригинала, попытался уловить суть авторской мысли.

Идея экранизировать роман «Мы жили в замке» родилась в стенах продюсерской компании Майкла Дугласа лет десять назад. Знаменитый актёр собирался сыграть в фильме полоумного дядю-инвалида, но за прошедшие десять лет планы продюсеров серьезно поменялись. Дугласа сменил не менее эффектный Криспин Гловер. Еще больше известных актрис успело примерить за прошедшие годы наряды сестёр Блэквуд. Здесь стоит наконец признать, что удачный выбор актёров — главный (и почти единственный) козырь режиссёра Стейси Пэссон. Гловер, Даддарио, Фармига и Стэн подходят к персонажам Ширли Джексон как влитые. Большинство положительных рецензий, посвященных «Замку», акцентируют внимание именно на касте и твердой режиссерской руке постановщицы. Проблемы фильма совсем в ином. И это очень серьезные проблемы.

Стейси Пэссон экранизирует вовсе не Ширли Джексон, а скорее Антона Чехова. Если вы вдруг не читали оригинальную книгу или даже не слышали про её существование, то вполне можете поверить на секунду, что попали на вольную западную экранизацию «Трёх сестёр» или «Вишневого сада». Молодые кисейные барышни сидят в поместье и любуются огородом, ожидая, когда родня разворует семейный сервис, а местные крестьяне — пустят «красного петуха». В стремлении ставить Чехова или, прости Господи, Теннесси Уильямса нет ничего зазорного, для театрального режиссера их пьесы по сей день большая честь. Почему же тогда к середине фильма вспоминается еще и Лев Толстой, пришедший однажды в театр на первую постановку пьесы про сестёр Прозоровых и пошутивший после этого: «если пьяный лекарь будет лежать на диване, а за окном идти дождь, то это, по мнению Чехова, пьеса, а по мнению Станиславского — настроение; по моему же мнению, это скверная скука».

В фильме Стэйси Пэссон с «настроением» очень сложно. Слова «готика» и «магия» прозвучали у нас чуть выше не случайно, но в фильме они совсем не ощущаются. Например, одной из главных фишек книги Ширли Джексон было очень скользкое ощущение времени действия. По разным деталям повествования мы понимали, что роман происходит где-то в эпоху его написания (1962 год — карибский кризис, война во Вьетнаме, первые альбомы Beatles), но по мере погружения героев в безумие и изоляцию история постепенно обрастала готичностью и почти средневековой атмосферой. Пытаться игнорировать атмосферу, стараясь засунуть её в универсальный чеховский «тетрис» — серьезная ошибка. Особенно если перед глазами есть куда более подходящие во всех смыслах жанровые аналоги. Например, экранизации поздних романов Агаты Кристи типа «Скрюченного домишки» или «Испытания невинностью».

 
Источник: kinoafisha.info

07 Июня 2019
0


Рецензия на фильм «Вита и Вирджиния»

Вита и Вирджиния Вита Сэквилл-Уэст (Джемма Артертон), аристократка и писательница, ведет образ жизни, который большинству ее современников кажется вызывающим. Она состоит в браке с дипломатом Гарольдом Никольсоном (Руперт Пенри-Джонс), но при этом регулярно крутит романы с женщинами. Последний закончился тем, что Вита, переодевшись мужчиной, сбежала с любовницей за границу, и лишь давление консервативной матери (Изабелла Росселлини), угрожавшей отобрать у дочери детей, помогло вернуть ее домой. Гарольд, по взаимной договоренности тоже имеющий гомосексуальные связи на стороне, не отказывает жене в свободе, но вежливо просит, чтобы та хотя бы формально соблюдала нормы приличия.

Новым увлечением Виты становится писательница Вирджиния Вулф (Элизабет Дебики). Книги Сэквилл-Уэст продаются лучше, но она прекрасно понимает, что популярность – не всегда показатель качества. Вита проникает на вечеринку «Блумсберийского кружка», знакомится с Вирджинией и начинает открыто ее соблазнять: расточает комплименты, восхищается литературным даром, строчит любовные письма и зовет к себе в родовое поместье. Вулф не сразу откликается. Ее пугает все, что связано с телесной близостью, она психологически нестабильна и доверяет только семье блумсберийских единомышленников во главе с заботливым мужем Леонардом (Питер Фердинандо). Но в итоге старания Виты все же увенчаются успехом, и из этих сложных отношений родится «Орландо» - великая книга, центральный персонаж которой половину жизни проживает мужчиной, а половину – женщиной.

Картина британской постановщицы Чании Баттон выходит в российский прокат одновременно с биографическим фильмом про Элтона Джона «Рокетмен», из которого прокатчики по собственной инициативе вырезали сцены с однополыми поцелуями и сексом. «Виту и Вирджинию» такая участь, к счастью, минула, здесь все на месте, но без некоторой «коррекции» для российской аудитории все равно не обошлось: на постере, предназначенном для отечественных кинотеатров, Вирджинии Вулф дорисовали яркий макияж и жемчужные серьги. Ненакрашенные женщины у нас по-прежнему не котируются, будь они хоть трижды гениальными.

Справедливости ради стоит заметить, что искусственным украшательством отчасти занимается и сам фильм. Превращение Виты Сэквилл-Уэст в Орландо стало возможным не только благодаря богатому воображению Вулф. В реальности соблазнительница голубых кровей действительно была наделена неконвенциональной внешностью и одинаково органично смотрелась и в мужских, и в женских образах. В фильме это проявляется лишь в том, что умопомрачительная, но вполне традиционная по меркам эпохи красавица Джемма Артертон, в отличие от других героинь, часто ходит в брюках. С возрастом тоже вышла нестыковка. Реальной Вите, когда начался роман, было 30. Вирджинии – 40. В интервью Чания Баттон рассказывает о том, как важно показывать в современном кино взрослых женщин, но на роль давно замужней дамы и состоявшейся писательницы Вулф она все равно берет 26-летнюю на момент съемок Элизабет Дебики.

Все это, наверное, не имело бы никакого значения, если бы фильм справился со своей главной задачей – связать любовное и творческое в жизни женщин из того времени, когда эта связь была почти невозможной. Но в картине большая часть авторских усилий почему-то направлена не на саму историю, а на обрамляющие ее вещи: наряды, декорации, музыку. Британская художница Лорна Мари Муган проделывает колоссальную работу, создавая для обеих героинь авангардный гардероб, вдохновленный работами французской одесситки Сони Делоне. Он идеально отражает разницу двух темпераментов. Охотница Вита носит яркие костюмы с анималистическими принтами, недотрога Вирджиния кутается в пальто с пышным воротником, а из всей цветовой палитры предпочитает бледно-голубые и пастельно-бежевые оттенки. На вечеринке вместо популярного в 20-е годы фокстрота звучит вполне современная электроника, и она оказывается идеальным саундтреком для богемных встреч.

А вот сценарий, увы, напрочь лишен и авангардной смелости, и декоративного изящества. Его основу составляет переписка Виты и Вирджинии, витиеватые цитаты из которой вкладываются в уста героинь в качестве прямой речи. В результате две влюбленные женщины так и не говорят друг другу ничего внелитературного, бытового, да просто человеческого – сплошные «Эмоция создает в уме волну» или «Ваше перо околдовало меня». Талантливые актрисы изо всех сил пытаются придать этому обмену чистыми идеями какое-то прозаическое измерение и вывести Виту и Вирджинию за рамки биографического мифа, но, учитывая исходный материал, эта миссия кажется невыполнимой.

Любовные сцены настолько неизобретательны, что один и тот же набор движений, снятый с одного и того же ракурса, в кадре повторяется аж дважды – с образом жадной до плотских удовольствий Виты это совсем не вяжется. Еще топорнее выглядит визуальное изображение психического расстройства Вулф. Оно представлено романтическими галлюцинациями в виде распускающихся цветов, прорастающей сквозь стену зелени и атакующих героиню ворон (привет хичкоковским «Птицам»). Стоило ли браться за историю о рождении литературного шедевра, если режиссерских сил хватает только на то, чтобы заставить двух красивых актрис с выражением зачитывать отрывки из личных писем? Как там было у Вулф в романе «На маяк»? «Вот так, - думала Лили, набирая на кисть зеленую краску, - сочиняем за людей подобные сценки, и это у нас называется их «помнить», «знать» и «любить».

 
Источник: kinoafisha.info

07 Июня 2019
0


Рецензия на фильм «Домино»

Домино Два датских полицейских, Кристиан (Николас Костер-Вальдау) и Алекс (Карис ван Оутен) пытаются поймать Эзру, террориста запрещенной в РФ организации ИГИЛ, который убил пожилого копа, приходившегося напарником Кристиану и любовником Алекс. Вскоре выясняется, что Эзра — не более чем марионетка в борьбе агента ЦРУ Джо Мартина (Гай Пирс) и исламского экстремиста Ал Дина, планирующего крупный теракт.

Надежда умирает последней, как известно, и на новый фильм Брайана Де Пальмы возлагалась — особенно после недавней документалки о нем. Казалось, что 78-летний режиссер, прошедшийся под нажимом Ноа Баумбаха по своим былым триумфам, встряхнется и соберется с новыми силами, несмотря на возраст (не мешающий, однако, тому же Клинту Иствуду до сих пор выдавать резонансные и качественнные фильмы). Эта надежда рухнула в первые же минуты нового триллера Де Пальмы — как костяшки домино, да.

Симпатией и сопереживанием к главным героям картины нам предлагается проникнуться через желудок — первым делом парочка копов заказывает в забегаловке кофе с сандвичами, а затем по телефону тщательно выведывают у жены одного из них, чем она их будет угощать на ужин. Не успеют зрители задуматься, как по-датски называется Биг Мак, как копы отправятся на вызов о якобы домашнем насилии и встретят в подъезде дома взвинченного заросшего ливийца в окровавленных кедах, а в квартире обнаружат запасы взрывчатки, хранящейся в ящиках с помидорами. Сюжет в фильме разворачивается с грацией бегемота в посудной лавке, и следить за ним совсем неловко, а пересказывать — тем более. Здесь опасный террорист высвобождается из наручников на глазах у опытного полицейского, а агент ЦРУ на вопрос о своей осведомленности отвечает: «Мы же американцы, читаем вашу переписку». То, что пара основных актеров приехала из только что закончившейся «Игры престолов», ни фильму, ни их карьерам тоже не идет на пользу — могли бы и дальше сидеть у себя в Вестеросе.

При всем уровне невнятности триллер несет в себе фирменные штучки Брайана Де Пальмы: здесь имеется подражание Хичкоку, сцены со сплит-скрином, развязка в месте скопления народа и другие знакомые вещи. Режиссер «Лица со шрамом» и «Прокола» жаловался на проблемы с бюджетом и продюсерские манипуляции с монтажом (фильм укоротили на час экранного времени). Однако из оставшегося на экране слишком мало свидетельствует о том, что будь финансирование в порядке, а продюсеры —более покладистыми, мы бы получили шедевр саспенса. Здесь больше видно желание заслуженного деда на автопилоте врубить однообразный саундтрек от верного Пино Донаджо, выстраивать банальные мизансцены и рассуждать об опасности джихада на языке 20-летней давности. Фильмов под названием «Домино» выходило предостаточно, и в случае с вот этим лучше притвориться, что его не было вовсе— в том числе и самому Де Пальме.

 
Источник: film.ru

07 Июня 2019
0


Рецензия на фильм «Так сказал Чарли»

Так сказал Чарли Фильм открывается цитатой из Джоан Дидион: «Многие мои знакомые из Лос-Анджелеса уверены, что шестидесятые резко оборвались 9 августа 1969-го». В этот день город узнал о преступлении в доме по адресу Сьело-Драйв, 10050, там были жестоко убиты пять человек, в том числе актриса и жена режиссера Романа Полански Шарон Тейт, которая была на девятом месяце беременности. Пока шокированные обыватели перебирали версии, кто бы это мог сделать (наркоманы? сатанисты? Ку-Клукс-Клан? «Черные пантеры»?), вечером того же 9 августа в Лос-Анджелесе были убиты супруги Лено и Розмари Ла-Бьянка. Полиция связала два дела не сразу, и только после долгого следствия выяснилось, что все эти убийства совершили несколько совсем молодых девушек и один мужчина из хипповской коммуны, проживавшей на ранчо Спэн (раньше служившем съемочной площадкой для вестернов), называвшей себя «Семьей» и возглавляемой Чарльзом Мэнсоном, которого его последователи считали мессией.

Мэнсон и его секта, обозначившие внезапный финал эпохи, вошли в массовую культуру едва ли не прочнее, чем в историю уголовного права. Первый художественный фильм о них был снят уже в 1976 году, и с тех пор не счесть упоминаний в кино, телепродукции, песнях, названиях групп и псевдонимах музыкантов. Только в этом году в прокате помимо «Так сказал Чарли» ожидаются «Призраки Шарон Тейт» и, конечно, новая картина Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде», премьера которой назначена на 50-летнюю годовщину событий на Сьело-Драйв. В ней тоже будут ранчо Спэн, Тейт и Мэнсон, хотя сам фильм совсем о другом.

Лента Мэри Хэррон вышла в прошлом году и участвовала в программе «Горизонты» Венецианского фестиваля. Кому, как не режиссеру «Американского психопата» (2000), снимать историю самого знаменитого американского психопата? Однако в этом фильме Мэнсон (Мэтт Смит) вовсе не главный герой. На первый план выходят его «девочки»: Лесли Ван Хаутен (Ханна Мюррей), Патрисия Кренуинкель (Соси Бейкон) и Сьюзан Аткинс (Марианн Рендон), сидящие в соседних одиночных камерах. В основу сценария, написанного соавтором Хэррон по «Психопату» Гвиневер Тернер, легла книга правозащитницы Карлин Фейт, которая познакомилась с ними в тюрьме и прониклась их судьбой. Особенно судьбой Лесли, это было тем проще, что она вроде как никого не убивала, а «всего лишь» нанесла несколько ударов ножом по уже мертвому телу Розмари Ла-Бьянки (на самом деле это не так).

Девушки показаны глазами Карлин (Мерритт Уивер), и взгляд этот полон сочувствия: мы видим наивных юных созданий, попавших под влияние то ли безумца, то ли озлобленного на весь мир козла, который промыл им мозги и толкнул на немыслимое. «Так сказал Чарли» — постоянный рефрен, который повторяют эти несчастные, продолжая и за решеткой верить диким и бредовым проповедям своего гуру. Во время жизни на ранчо, показанной во флешбэках, они от него натерпелись, ведь Чарли был сексистом самого вульгарного толка, считавшим, что женщины — это существа второго сорта, чье дело молчать и подчиняться, одалживавшим их гостям и внушавшим, что «бьет — значит любит». Соответственно, реабилитация проходит через чтение феминистской литературы и беседы с афроамериканским другом Карлин, который объясняет, почему идеи Мэнсона насчет расовой революции были завиральными. Вы удивитесь, но это работает.

Возможно, искупление и раскаяние выглядели бы достоверно, если бы авторы фильма наделили девушек индивидуальностью. Но они так и остаются объектами — сначала для Мэнсона, который их губит, потом для Карлин, которая их спасает. Их собственные истории и личности так и не раскрываются. Что привело их в «Семью», что заставляло там оставаться? В финале из цитаты Патрисии мы узнаем, что это было желание любви (конечно, а что же еще). Но к тому моменту уже были показаны хотя и снятые удивительно безвкусно, но впечатляющие сцены убийств Тейт и Ла-Бьянки, так что с любовью у зрителя может быть туговато. Возможно, те, кого порадуют финальные титры, сообщающие, что Аткинс умерла в тюрьме, а Ван Хаутен и Кренуинкель продолжают отбывать свои сроки, сами нуждаются в искуплении. Что ж, эпоха любви и всепрощения закончилась, как и было сказано.

 
Источник: kommersant.ru

30 Мая 2019
0


Рецензия на фильм «Годзилла 2: Король монстров»

Годзилла 2: Король монстров Во втором фильме Годзилла решил не прятаться в тени, а разобраться сразу с несколькими давними соперниками — в их число попали гигантский гиппогриф Родан и трёхголовый горыныч Кинг Гидора. Сражения получились действительно эпичными — те, кто ждал только их, разочарованными не уйдут. Остальные, кто хотел цельный и логичный фильм, расстроятся, потому что за внешней красотой визуальных эффектов в фильме нет больше ничего.

Организация «Монарх» продолжает следить за миром и искать доисторических чудовищ. С Годзиллой всё понятно — он свой парень, всегда готов прийти на помощь и сломать очередную плотину, перевернуть корабль или разрушить город. Во имя великой цели, разумеется. Другие монстры не такие позитивные, их бесят люди, нефтяные вышки, города и оружие. Но и эти твари, оказывается, тоже служат во благо планете. После них везде растут леса, восстанавливается флора и фауна, распускаются ромашки. Без шуток.

В фильме экологическому подтексту уделяется довольно много времени. Не сказать, что это плохо, но весьма спорным решением выглядит то, что здесь этих зверей пробуждают именно люди ради защиты окружающей среды путем массовой деструкции и террора. Привет Таносу, короче говоря.

В фильме тварей оказалось достаточно. Не только среди монстров, но и в числе людей. Именно последние разбудили Кинг Гидору, чуть не убили Годзиллу, сбросили ядерную бомбу на Атлантиду, создали карманный прибор, которым можно призывать хищников за тысячи километров. Ещё люди, как оказалось, могут отслеживать всех монстров на интерактивной карте, а секретных баз у «Монарха» больше, чем костюмов у Железного Человека и вертолётов у ЩИТа. Откуда деньги? Ладно, неважно.

Монстров в фильме было не 4 особи, хотя остальные, кто не на плакатах, особо никак себя не проявили, только порушили на фоне несколько городов. Для репортажей по ТВ. Основное же внимание было уделено противостоянию Годзиллы и Кинг Гидоры. Мотра и Родан получили гораздо меньше экранного времени.

Следить за схватками огромных чудовищ доставляет удовольствие. Потому что именно за этим мы и пришли. Жаль только, что время от времени (почти всё время) кадр смещался в сторону людей, которые несли полную чушь. Серьёзно это воспринимать просто невозможно. По уровню диалогов получилось что-то среднее между «Форсажем», «Трансформерами» и другими похожими фильмами, где пафосные высокопарные фразы перемешиваются с околонаучным бредом и экзистенциальными рассуждениями о природе сущего. Но персонажи упорно продолжали зачитывать эти предложения, тем самым отвлекая нас от созерцания мясорубки. Лучше было бы совсем без людей, чем так.

Основной проблемой прошлого фильма зрители считали недостаток экранного времени этого милейшего создания из названия. Что-ж, теперь с этим полный порядок. Годзилла есть, его тут много, а битвы с участием таких же гигантов вышли действительно мощными. От истошного рыка в тёмном зале кинотеатра буквально подкашиваются ноги, а когда из темноты вылетает очередной исполин, дрожь пробегает по спине. И это не два каких-то невзрачных появления монстров! Здесь у нас полноценный файтинг, с присущими разрушениями и впечатляющей детализацией.

Но вот смысла в фильме особо нет. Твари дерутся, люди стоят на одном месте, а на любой вопрос «Почему именно так?» будет дан однозначный ответ — «Потому что». И всё. Ни объяснений, ни логики.

Персонажей тут столько, сколько, кажется, не было в финальном сезоне «Игры престолов». Только нам на них плевать, потому что невозможно сопереживать тем, кого видел в сумме секунд 40. Герои предпочитают тупить и наслаждаться битвами монстров, вместо того, чтобы валить как можно скорее отсюда. И так раз за разом. Если удивляет, как Арья смогла спастись из пылающей Королевской гавани, можно забыть об этом, смотря за Милли Бобби Браун, которая бегает между рушащимися зданиями и топчущимися монстрами.

Хотя мы прекрасно понимали, что с ней всё будет хорошо. Закон жанра. И знали, что Годзилла выживет — для кого иначе следующий фильм объявляли?! Остаётся, в итоге, только одно — смотреть, как гиганты ломают друг другу головы и заодно достопримечательности с американских фотокарточек (пусть масштаб и не особо заметен, не Эммерих же). На всё остальное можно не обращать внимания.

Теперь Годзилла прошёл школу жизни, поборов сразу несколько опасных фантастических тварей. Наш красавчик вовсе не собирается уходить в закат под песню Skibidi — он, напротив, готов к следующему сражению. На очереди Кинг-Конг, который сидит на острове Черепа с 1973 года. И эту легендарную встречу хочется увидеть, поскольку пока непонятно, за кого же болеть. Ведь они оба тут, вроде, за положительных героев. Будут делить корону?

 
Источник: meownauts.com

30 Мая 2019
0


1-6 7-12 13-18 19-24 25-30 ... 565-570 571-571