+ ОТКРЫТЬ САЙТБАР +

Обзоры фильмов


Рецензия на фильм «Стекло»

Стекло Почему, мистер Шьямалан, почему? Во имя чего? Что вы делаете? Зачем вы встаёте? Зачем всякий раз вытаскиваете себя за волосы из лужи, зачем ныряете обратно? В вас поверили люди, мистер Шьямалан. Серьёзные люди. Они дали вам право голоса, снабдили необходимыми ресурсами, в конце концов. Они даже позвали вас на «Комик-кон», потому что узрели в вашей идее коммерческий потенциал. Вы просрали всё, мистер Шьямалан. Снова. Так в чём же миссия, откройте? Свобода? Амбиции? Желание оставить след там, где его быть не должно? Иллюзии, мистер Шьямалан. Причуды восприятия. Хрупкие мечты маленького режиссёра, пытающегося стать большим.

Подобный монолог вполне возможен в альтернативной реальности, где все кинокритики объединились в некий коллективный разум, организовали масштабную деспотию и действуют согласно одной чудовищной директиве — немедленное пресечение любого инакомыслия в кино. Самое время выдохнуть с облегчением и констатировать приятный факт: как же хорошо, что мы живём в мире, приветствующем отклонения от замшелых норм массовой культуры и щедро вознаграждающем смельчаков за нестандартное мышление. Правда? Правда ведь?..

Говорят, «Шьямалан» в переводе с индийского означает «Вот это поворот!» В сознании публики имя большеглазого гуру изначально ассоциировалось со скромными психологическими триллерами, главными отличительными чертами которых были обязательное камео постановщика и хитровыдуманный сюжетный твист в финале, заставляющий зрителя откладывать кирпичи поддонами. Формула рабочая, но слишком уж нишевая. Годы шли, идеи мельчали, а критики непрозрачно намекали, что пора бы уже сменить заезженную пластинку. Проблема в том, что все попытки нашего героя перейти в высшую лигу заканчивались масштабными катаклизмами вроде дождя из «Золотых малин» и прочими египетскими казнями. Казалось, сама природа противится карьерному росту сухощавого индийца.

Только не забывайте, что на дворе век хэппи-эндов. Живым подтверждением этого служит само существование фильма «Стекло». Другое дело, что за каждым хэппи-эндом следует нерассказанная история, однако знать её совсем не обязательно. Стоит сосредоточиться на том, что мы имеем здесь и сейчас. А имеем мы уникальный продукт, который абсолютно не отвечает ожиданиям, поскольку автор украдкой расхерачил казённый компас о камень и свернул с проторённой дорожки в дебри авторского видения. Туда, где в полумраке шныряют голодные тени известных провокаторов от кинематографа, ужинающих моралистами и подтирающихся общественным мнением.

Люди порой сами не знают, чего хотят, либо впадают в крайности и строят воздушные замки. Когда Шьямалан объявил о запуске кроссовера «Неуязвимого» и «Сплита», мало кто представлял, как может выглядеть подобный проект. Тем не менее дух времени сработал, и сам режиссёр попался на удочку супергеройской гонки вооружений между киностудиями. В народе пошла молва о шьямалановских «Мстителях» и прочей оторванной от реальности бабуйне.

С чего бы вдруг? Непонятно. Героем «Неуязвимого» был этакий среднестатистический Гомер Симпсон с обычными житейскими проблемами, которому выпал крайне сомнительный шанс. Немудрено, что мужик долго тупил, прежде чем сделать выбор. А когда сделал, суровая жизнь подбросила таких откровений, что впору сесть у телевизора с пивком и больше не вставать никогда. У Кевина Венделла Крамба из «Сплита» дела обстояли не лучше, ибо больной на всю голову. Омега в метафорическом школьном классе из двух десятков человек, забитый и одинокий. Он явно не выбирал сливаться со стенами, но выбора ему не предоставили. Кевин служил лишь источником питания, батарейкой для собственных многочисленных паразитов, одновременно находясь в перманентном забытьи в персональной жуткой Матрице. Изредка вылезал наружу, как Эйс Вентура из задницы носорога, офигевал от увиденного и залезал обратно. В общем-то, претензии к «Стеклу» понятны. Хрустящая попкорном и сёрбающая кока-колу публика желала принципиально новую супергеройскую вселенную, а получила экспериментальное полотно, способное вогнать в депрессию как минимум на пару дней. Шьямалан, ты нормальный вообще? Ты в курсе, что развлекательное кино должно развлекать? Конечно, в ходе промо-кампании создатели предупреждали, что всё сложно и зрителей ждут сюрпризы, однако кое-кто не сумел разобраться с приоритетами и решил продвигать своё новое детище как очередной пёстрый аттракцион по книжкам с картинками. Ирония заключается в том, что фильм выглядит именно так, как и должен выглядеть кроссовер «Сплита» и «Неуязвимого», ни больше ни меньше.

«Стекло» — это не аттракцион. Это кунсткамера. Во главу угла стоило бы поставить не завлекающий светофор из символических цветов местных супергероев (смягчённый розовым фиолетовый, жёлтый и зелёный), а банку с плавающим в формалине гомункулом. Впрочем, данная колористическая мода началась ещё с «Неуязвимого», а особый акцент на тёплых цветах дарит уют. «Стекло» же — кино на редкость уютное. Если ближе к финальному акту Шьямалан начинает хаотично бить в барабаны хоррора и трэша обыкновенного, то первая половина ленты потчует зрителя искусно тонкой, хирургически точной психологической игрой. Аллюзия на «Пролетая над гнездом кукушки» Милоша Формана засчитана, хотя не спасает фильм от проблем сугубо технического характера.

Говоря о технических проблемах, следует учитывать, что в случае с индивидом вроде Шьямалана всегда есть риск напороться на то самое авторское видение™. Тут важно снова припомнить «Неуязвимого» — картину довольно академическую. В фильме про семейные проблемы Дэвида Данна постановщик иногда использовал необычные ракурсы и методы съёмки, однако в целом «Неуязвимый» является примером выверенной экспозиции, грамотного тайминга и ласкающего глаз монтажа. Кроме финального акта, когда на экране происходит скоротечный рубленый адок, как бы подчёркивающий сюжетные перипетии. Собственно, оценили такой перформанс немногие.

Будьте уверены — в «Стекло» перекочевали не только отдельные операторские приёмы и куски удалённых сцен из «Неуязвимого» (которые и здесь не всегда к месту), но и фирменное финальное месиво. Да-да, речь не о космическом экшене, которым почему-то грезили фанаты, а об особенностях монтажа. Что-то нам подсказывает, что причина кроется даже не в хаотичной природе сценария — скорее, в желании Шьямалана эпатировать публику. И знаете что? У него получается. Зритель буквально на интуитивном уровне понимает задумку автора: концовка работает исключительно деструктивно, она вдребезги разносит хрупкие стеклянные чертоги повествования, за строительством которых мы столь уютно наблюдали добрую половину хронометража. Представьте, что вы пришли в гости, а хозяин в какой-то момент начинает крушить свою квартиру битой. Дико ли это? Естественно.

В приличном обществе киноманов не принято говорить о таких банальностях, как «послевкусие» и «осадок». Что ж, придётся прирезать священную корову, ведь «Стекло» оставляет после себя целый букет спорных чувств. Это и безусловное восхищение талантами главной троицы актёров, и трепет от шикарного саундтрека, и почти физическое ощущение болезненной атмосферы фильма, и отторжение на животном уровне, и желание покурить, даже если вы сроду не курили. Это странное, грязное кино, что означает лишь одно: примут его далеко не все.

 
 
Источник: kg-portal.ru

18 Января 2019
0


Рецензия на фильм «Две королевы»

Две королевы Мария Стюарт, королева-неудачница, и ее борьба с Елизаветой, королевой-победительницей — события чужой истории, вошедшие глубоко в русскую культуру благодаря переводам пьесы Шиллера и книге Стефана Цвейга, благодаря двадцати сонетам Иосифа Бродского, которые были одновременно и посвящением звезде кино: адресат стихов — не столько реальный исторический персонаж, сколько героиня трофейной «Дороги на эшафот» в исполнении Цары Леандер. Интерес к этому сюжету в нашей стране едва ли случаен: собственная травма цареубийства подталкивает заглянуть туда, где однажды, задолго до XX века, уже пролилась кровь монарха.

Фильм «Елизавета» (1998) с молодой Кейт Бланшетт осовременил образ королевы-девственницы, наделил ее реакциями и пластикой современной женщины. Во второй части предполагаемой трилогии Шекхара Капура (которая так и осталась дилогией), в «Золотом веке» (2007), Елизавета походя расправлялась с грузной и немного бестолковой кузиной-католичкой (Саманта Мортон), мешающей строительству прогрессивной протестантской империи. Сарказм истории, как известно, со всей полнотой явил себя в посткриптуме к противостоянию двух королев: процарствовав почти полвека, бездетная Елизавета умерла, не назначив наследника, и трон обоих королевств, Англии и Шотландии, занял единственный сын Марии — Яков, чьи потомки правили страной еще двести лет.

Проблема фертильности, проблема власти, превращающей женщину в мужчину, проблема королевского тела, отчасти принадлежащего всему народу — сквозные темы нового фильма о кузинах, поставленного театральным режиссером Джози Рурк по мотивам книги британского историка Джона Гая в адаптации сценариста «Карточного домика» Бо Уиллимона. Стюарт (Сирша Ронан) здесь отводится главная роль — в оригинале картина называется «Мария, королева Шотландии», но российские прокатчики не так уж неправы, поменяв название на «Двух королев». Противостояние, поединок амбиций, взаимная зависть, невозможность иметь то, что есть у другой — основной материал для строительства сюжета. У Елизаветы (Марго Робби), обезображенной оспой и белилами, есть власть, которую без наследника невозможно продлить в будущее; у Марии нет больше власти, но есть красота и ребенок, который овладеет будущим вместо нее.

Мягкий свет и глубокие тени, отсылающие к Рембрандту (который родился в другой стране спустя три года после смерти Елизаветы) позволяют предоложить, что фильм снят на пленку 35 мм, однако оператор Джон Мэтисон, снимавший «Гладиатора», работал с цифрой, которая обычно беспощадна к историческому кино: слишком четкое и резкое изображение конфликтует с тканью костюмов и материалом декораций.

Но герои не принадлежат ни XVI, ни XVII веку – они разговаривают со зрителем языком сегодняшнего дня. Ни Мария, ни Елизавета не хотят быть собственностью мужчин и открыто говорят об этом. Отец наследника лорд Дарнли — «содомит», изменяющий Шотландской королеве с секретарем-итальянцем (оба впоследствии будут прощены). Кое-какие детали не назовешь анахронизмом — наоборот, они обращают внимание зрителя на то, что текущие железобетонные стереотипы восприятия существовали не всегда: так, в пространстве фильма встречается много черных и азиатских лиц, но никто не обращает внимание на цвет кожи («Вы английский дворянин», — говорит Мария черному посланнику Елизаветы); значение имеет только вероисповедание. Короткий эпизод с менструальной чашей сама режиссер Джози Рурк называет «самым прямолинейным в картине», способствующим дальнейшей нормализации этого физиологического явления.

Обязательные для современного кино элементы идеологии, объекты для происходящей сегодня ревизии отношений между полами, аккуратно растворены в умеренно увлекательном и достаточно красивом повествовании, которое едва ли вызовет восторг, но все же не разочарует зрителей, в очередной раз сопровождающих Шотландскую королеву в ее дороге на эшафот.

 
 
Источник: kinoafisha.info

18 Января 2019
0


Рецензия на фильм «Ничего себе каникулы!»

Ничего себе каникулы В центре сюжета парижане Марион и Бен, которым уже давно за 30. Их знакомство происходит через приложение Tinder, и они моментально начинают симпатизировать друг другу. Но дело в том, что для Марион это совсем не первое знакомство, поэтому отношения на одну ночь ей не кажутся такими дикими. Она независима, артистична, выходит на парижские крыши по утрам, женщина-свобода.

Бен является полной противоположностью. У него всё по правилам, ему важен комфорт, поэтому любая авантюра становится настоящей головной болью. Но они встречаются и сразу же решают отправиться в совместное путешествие в Болгарию — страну, где комфорт найти как раз очень сложно.

На самом деле во французском зрительском кино конкретно выявить такой жанр, как социальная комедия, практически невозможно. Стиль и направления у них достаточно однобоки к сегодняшнему дню, поэтому все современные картины оказываются по ту сторону драмы, комедии и мелодрамы. Однако если это по-настоящему французское независимое кино, то здесь определить всю палитру жанров можно не сразу.

С другой стороны, Седрика Клапиша со своей трилогией «испанская квартира», куда вошли «Испанка», «Красотки» и «Китайская головоломка», тоже можно считать социальными комедиями о среднестатистических европейцах, но всё-таки режиссёр больше предпочитает атмосферу мелодрамы в данной ситуации. «Ничего себе каникулы!» Патрика Кассира на исходе имеют тот же ритм, как в фильме с Роменом Дюрисом и Одри Тату, но старается не копировать известную серию фильмов, да и его видение Европы менее дружелюбное.

Кассир не отводит много экранного времени для обозначения двух совсем разных миров Марион и Бена. Зрители едут с героями в путешествие, совершенно их не зная, поэтому во время каждого происшествия и казуса они раскрываются с новой стороны не только друг для друга, но и для аудитории. Однако комедия Кассира — не просто перепалки, ссоры, неуступчивость, авантюризм и сумасшествие двух французов в неизвестной им стране. Путешественников им по пути встречается очень много, и все они воплощают сегодняшнюю картину мира.

Небанально и незаметно режиссёр весь сценарий расписывает вокруг денежного «счастья». Так Марион и Бен снимают чисто болгарское жилье через сайт Airbnb у женщины Куку, но вскоре им приходится бежать, чтобы та не успела нанести ножевых ранений. Ну а деньги она естественно возвращать не собирается, потому что это не её дело, если гостям не понравилось место обитания. Таким образом, вся придуманная гостеприимность оказывается фальшью.

Смирившись, главные герои оказываются среди двух израильтян, которые приводят их в уютный домик на природе, где все питаются только органическими продуктами. Там же они встречаются с бельгийской парой и девушкой из Лондона, которые пропагандируют здоровый образ жизни наедине с природой. Тут как раз Бен и подмечает в них капиталистическое мышление, что всё это просто показушность и фейк — та самая правда мира, с которой главным героям приходится ужиться.

Квинтэссенцией этого самого «счастья» становится кульминация, где от жанра комедии остаётся уже очень мало. Так Марион и Бен оказываются не такими уж непохожими друг на друга, потому что отказываются от покупки свободы и любви, так как всё это бесценно. Встретившись в эпицентре фальши, они как две иголки в сене найдены среди бесконечного потока людей.

Конечно, совместное путешествие двух незнакомцев является настоящим испытанием, но именно эту сюжетную линию Патрик Кассир не драматизирует и выбирает комедийность как лучший способ повествования. А органичность на экране Джонатана Коэна и Камиль Шаму, исполнителей главных ролей, придаёт драйва и делает картину максимально живой и реалистичной. Элементов безумия и веселья там тоже предостаточно, а социальная часть может и подождать.
 
Источник: cinemaflood.com

18 Января 2019
0


Рецензия на фильм «Пышка»

Пышка Девушка-подросток Уиллоудин страдает от потери тёти — единственного в мире человека, с которым она чувствовала себя собой. Её родная мать, бывшая королева красоты, дочь не особо понимает и называет унизительной кличкой Пышка (по понятным причинам). В какой-то момент Уиллоудин всё надоедает, и она, заручившись поддержкой подруг, решает саботировать конкурс красоты, который курирует её родительница.

Мало кто любит, когда кино в лоб диктует свои установки. Хочешь читать нотации — напиши доклад по социологии или, допустим, устрой цикл лекций о том, как плохо быть плохим и как замечательно быть хорошим. Камера для этого совсем не нужна — у неё свой язык, и проговариваемые вслух морали на ней выглядят неуместно. Да, просвещать зрителя — идея правильная, потенциально даже полезная, но в контексте киноискусства уж очень опасная: достаточно оступиться лишь раз, и даже самая правильная в мире мысль превратится в убогую манипуляцию.

А мысль в «Пышке», несомненно, правильная — вот только раскрыта она ещё в теглайне и ни на шаг дальше не идёт. Раз вы прочитаете слоган — здесь он звучит как «Моё тело — моё дело», — сам фильм уже можно и не смотреть, ничего нового он не скажет. Два часа режиссёр Энн Флетчер с раздражающей слащавостью и пафосом повторяет простую магистральную идею: люди говорят её с экрана, а для тех, кто пропустил или вдруг не понял (хотя как это вообще?), главная героиня повторит за кадром. Всё это, конечно, напоминает не слишком креативный социальный ролик и ещё больше — серию подросткового ситкома с Disney Channel.

Ровно один раз фильм пытается поиграться с символами и хоть что-то сказать языком визуальным — и лучше бы, пожалуй, не пытался. В одной из сцен главная героиня показывает фокус с монеткой: по задумке, та должна протиснуться в горло бутылки, куда, очевидно, помещаться не должна. Но всё идёт не так — монетка не пролазит, героиня смущается, зрители смотрят на неё с недоумением. Едва ли стоило ожидать от режиссёра «Шага вперёд» метафорики уровня хоть того же недавнего Куарона, но даже для подросткового фильма средней руки это совсем уж, словами великого человека, звенящая пошлость.

Фильм не спасает ни его стилистическая мимикрия под новомодное американское инди-кино, ни очень старающаяся Дженнифер Энистон с техасским акцентом (которого в дубляже все равно не будет). «Пышка» очень пытается казаться искренней, но в ней слишком часто обнаруживается холодный расчёт продюсеров, решивших нажиться на том, что социальные проблемы нынче в моде. Те, кто идею фильма поддерживают, едва ли захотят слышать прописные истины ещё раз. А условных «противников бодипозитива» фильм своим деструктивным желанием навязать и покорить только отпугнёт, а то и сделает их убеждения глубже. Когда кино пытается зрителя чему-то научить — это не обязательно плохо. Плохо, когда оно делает это, как «Пышка».

 
Источник: film.ru

17 Января 2019
0


Рецензия на фильм «Астерикс и тайное зелье»

Астерикс и тайное зелье «Ты что, с дуба рухнул?» — вопрос не слишком приятный, а для друида вообще обидный. Всё равно что упрёк волка-вожака в промахе или воина — в потере ведущей руки. Ведь друид по роду деятельности должен постоянно лазать за ингредиентами на верхотуру; а если он оттуда наворачивается, это попахивает профнепригодностью. Потому упавший с дерева друид Панорамикс получает не только физическую травму, но и моральную — перелом веры в себя. И отправляется на поиски преемника — надо же кому-то доверить тайный рецепт волшебного зелья, благодаря которому одна маленькая галльская деревушка долго и упорно даёт отпор Цезарю.

Кстати, история отпора реально долгая — насчитывает шесть десятилетий. В смысле, первый том комикса про непокорных галлов вышел ещё в 1959 году. Сейчас томов уже 37. Казалось бы, материала для переноса на экран больше, чем снежинок в сугробе. Пусть некоторые сюжеты уже были экранизированы в анимационном или игровом виде (или даже обоих сразу), большая часть ещё переминается с ноги на ногу в ожидании своей очереди. Однако авторы «Астерикса и тайного зелья» решили не адаптировать готовое, а придумать сценарий с нуля. Прежде подобное самоуправство случалось с мультфильмами серии лишь однажды — в 1976 году при создании «12 подвигов Астерикса».

И авторы не промахнулись — недаром же делали «Астерикса: Землю богов» (предыдущий мультфильм серии, у которого комиксные первоисточники как раз были). Они явно набили на том проекте руку, а не шишки. В «Астериксе и тайном зелье» сохранены все нужные ингредиенты: знакомые персонажи и ситуации, бодрый темп, фирменный юмор с обильными отсылками к современности. Есть и бонус: Кристиан Клавье, когда-то исполнивший роль Астерикса в паре игровых фильмов, вновь примерил на себя этот образ — теперь в озвучке.

Мультфильм передаёт привет не только родным комиксам, но и чужим: то пародию на Супермена выкатит, то тему мутации раскроет. Прочий масскульт тоже не обделён вниманием: при желании можно провести параллели с поттерианой — её зельеварением, взрывоопасным варевом Невилла Лонгботтома, противостоянием Альбуса Дамблдора и Геллерта Гриндевальда. Да, в кои-то веки главным антагонистом выступает не Цезарь — что, впрочем, не мешает римлянам заниматься привычным делом, то бишь всячески портить жизнь галлам. Но их наскоки скорее фоновые, а на первый план выведен конфликт амбиций и умеренности, прагматизма и эстетизма. Причём это идеалогическо-магическое противостояние упавшего друида и падшего друида неоднозначно. И заодно показывает, что аргумент «во-первых, это красиво» может быть вполне мощным, а волшебные щелчки — позитивными, а не как у некоего титана в перчатке.

Словом, здесь есть чем поживиться не только детям, но и взрослым. Особенно если эти взрослые — учителя и преподаватели: для них припасены отдельные плюшки. Которые множатся в геометрической прогрессии, беря пример со своих «родственников» — библейских хлебов.

Отдельный плюс здешнего юмора — то, что его острота не смазана ядом. Даже когда дело доходит до сатиры, мультфильм не скатывается в язвительность или грубость. И если берётся за актуальную тему, которую одни проекты по шаблону заливают патокой до слипания всех отверстий, а другие столь же банально стебут до оскомины, то умудряется отыскать неочевидные подходы, совместить беззлобное подтрунивание с уважением.

Да, несмотря на бережное сохранение канонов, «Астерикс и тайное зелье» регулярно преподносит сюрпризы — причём не только сюжетные, но и визуальные: флэшбек в «карандашном» стиле внезапен и эффектен. Гильдия эквилибристов и гильдия фокусников передрались бы между собой за возможность первой принять мультфильм в свои почётные члены.

Из трёх базовых цветов — жёлтого, красного и синего — можно намешать богатую палитру. Из простых (на друидский взгляд) ингредиентов можно сварить волшебное зелье. Ну а разменявшие седьмой десяток персонажи, ходы и антураж истории про непокорных галлов и злодейских римлян раз за разом складываются в свежие, по-прежнему интересные и весёлые приключения — как стёклышки в калейдоскопе, образующие всё новые узоры. «Тайное зелье» получилось даже лучше «Земли богов». Этому франчайзу, как и многомудрому друиду Панорамиксу, ещё явно не пора на покой.

 
 
Источник: kg-portal.ru

16 Января 2019
0


1-5 6-10 11-15 ... 361-365 366-367