Обзоры фильмов


Рецензия на фильм «Бессмертная гвардия»

Бессмертная гвардия Современный кинематограф отличает не отсутствие новых идей — поверьте, сиквелы и ремейки начали штамповать задолго до вашего рождения, больше сотни лет назад. Основной болячкой большинства современных кинолент является отсутствие собственного виденья. Авторы будто застряли в 90-х или начале 00-х и не могут включить фантазию, хотя инструментов в современном кино у них теперь куда больше. «Бладшот», «Евровидение», «Терминатор: Тёмные судьбы» — все они пытаются подражать той золотой эпохе, о которой люди ностальгируют. «Бессмертная гвардия» — из той же породы безыдейных преданий о том, что «раньше было лучше, потому и снимать будем как тогда». С одной стороны, у авторов ленты действительно получилось снять как тогда; с другой, это что угодно, только не плюс. С чего они вообще взяли, что сценарии тех лет могут адекватно восприниматься хоть кем-то из современных зрителей и теми, кто уже вдоволь насмотрелся на них в своё время?

Если вы видели трейлер, то сможете разгадать весь сюжет наперёд и даже сделать кое-какие действительно правильные выводы о фильме. Есть группа бессмертных персонажей, во главе которых старейшая и крутейшая воительница Андромаха в исполнении Шарлиз Терон. Вместе они жили сотни и тысячи лет, появляясь именно там, где нужны, и помогая людям. Однако в эпоху современных технологий люди стали всё чаще их замечать и обратили внимание на их дар. Медицинская корпорация, которая незадолго до событий ленты спасла мир от рака, захотела получить всех оставшихся бессмертных воинов. Её цель понятна — изучить уникумов ради того, чтобы даровать прочему человечеству бессмертие или хотя бы максимальное долголетие. Эта корпорация могла бы разом спасти куда больше людей, чем бессмертная гвардия за всю историю, но вы же понимаете, за кого вам придётся болеть, правда? Вот они, слева направо: лидер, страдающий от потери близкого человека, её друг, страдающий от своего бессмертия (без нытья и страданий нельзя, это же Netflix), два гея, о чьей невообразимой любви вам будут напоминать куда чаще, чем вам бы того хотелось (да, это всё ещё Netflix), и новенькая в их банде — чернокожая молодая девушка, которую буквально забирают из зоны боевых действий (так должны начинаться все экшен-фильмы от Netflix, «Шестеро неизвестных» не дадут соврать).

Видите, сюжет ещё даже не начался, только экспозиция, а вы уже нафаршированы штампами, как праздничная индейка, причём через идентичное место. Даже при всей простоте идеи та же «Эвакуация» смотрелась куда лучше. Там герой страдал, но не ныл об этом полфильма, а вместо этого работал как проклятый, показывая врагам кузькину мать. Что делают герои «Бессмертной гвардии»? Ну, грустят, вспоминают былое, катаются, смотрят телевизор разок, иногда, если уж совсем прижмёт, стреляют. С последним у фильма одна сплошная беда. Стрельба редкая, не эффектная и не выразительная, бои дёрганные, а когда дело доходит до хореографии, персонажи показывают не жестокую эффективность, а натуральный балет. Куча лишних движений превращает бои во что-то нелепо-карикатурное. Как-нибудь спросите у постановщика, зачем героиня Терон, уже выстрелив врагу в голову, падает на пол и перекидывает его через себя. «Для динамики», — наверняка ответит режиссёр, а вам останется только пожать плечами и сесть в угол в печальном ожидании «Джона Уика 4», ну или там сиквела-приквела про недоубитого Тайлера Рейка. За хорошим экшеном, которого ещё и будет приличное количество, соваться в «Бессмертную гвардию» явно не стоит.

Впрочем, чего ещё было ожидать от режиссёра Джины Принс-Байтвуд, всю жизнь занимавшейся мелодрамами и комедиями? Выглядит так, будто её на этот фильм назначили только потому, что у неё нет Y-хромосом, ведь всем известно, что фильм про сильную крутую женщину Терон мужчине никогда не снять. Ну не дано всяким неумехам вроде Джорджа Миллера, Ф. Гэри Грея или Дэвида Литча раскрыть весь потенциал её героинь.

Это, конечно же, ирония, и Терон, несмотря на все придирки, главное актёрское украшение ленты. Решимость, страх, ненависть, отчаяние, смирение, боль — все эмоции она способна мастерски раскрыть одним лишь прекрасно читаемым взглядом, и будь «Бессмертная гвардия» задумана исключительно как драма в стиле «Века Адалин», к фильму не было бы вообще ни единого вопроса. Просто положите побольше страданий Андромахи на тарелку зрителя и не мешайте тому наслаждаться яркими эмоциями.

Но нет, «Бессмертная гвардия» подавалась как совсем иное кино, и фильм старается быть совсем другим с самого начала. И в итоге зритель не получает того, чего хочет, — лишь вторичность и давно заезженные темы. А команда кинематографистов просто не может ему ничего предложить, так как не умеет, и работает как может, выдавая третьесортное тоскливое кино, опоздавшее лет на двадцать. Зато с без повода целующимися геями. Неужели вот такой теперь путь у всего современного кино? Устаревшие сценарии, так себе постановка от неподходящих режиссёров и роли, заполненные инклюзивностью, а не харизмой героев? Спасибо, перебьёмся как-нибудь.

 
Источник: kg-portal.ru

13 Июля 2020
0


Рецензия на фильм «Мисс Плохое поведение»

Мисс Плохое поведение 1970 год. 20-й конкурс «Мисс Мира». Событие, которое приковывает к себе внимание телекамер и журналистов по всей планете. В эти дни Лондон становится эпицентром жарких противостояний. Главное из них происходит на сцене известного концертного зала Альберт-холл, где конкурсантки со всего мира сражаются за корону и титул самой красивой девушки на потеху мужчинам. Многие участницы приехали, чтобы добиться признания внешних данных и выиграть денежный приз, и лишь некоторые из них хотят большего, мечтая изменить мир к лучшему. В это же время в Англии набирают силу феминистские организации, готовые идти до конца, отстаивая равноправие в насмехающемся над ними мужском обществе. Конкурс красоты, унижающий всех женщин, моментально становится их новой целью и возможностью заявить об умалчиваемых проблемах.

В основе картины — реальная история двух ярких судеб, которые спустя годы смогут изменить мир. Активистка Салли Александер (Кира Найтли) пытается играть честно, но в ответ получает лишь снисхождение окружающих и начинает смотреть в сторону более агрессивных форм протеста. Мисс Гренада Дженнифер Хостен (Гугу Эмбата-Ро), наоборот, готова следовать правилам и унижениям до конца, сохраняя туманную надежду на победу в конкурсе, чтобы стать примером для других. Несмотря на разность взглядов, обе девушки хотят одного: вдохновить окружающих и показать иной путь, где людей будут оценивать по их заслугам, а не по цвету кожи или полу. Остается лишь понять, как эффективнее разговаривать с обществом, которое отказывается слышать, видит в тебе агрессора и не воспринимает всерьез.

Трудности на пути активизма доставляют не только мужчины, но и предыдущее поколение. Родители давно смирились с такой жизнью и правилами игры. Для них отстаивание равных прав бессмысленно, ведь добиться желаемого можно с помощью короткой юбки и макияжа. Несогласие довольствоваться малым и желание избежать слишком наглядных ошибок прошлого становятся еще одним стимулом. Хотя ощутимых изменений придется ждать еще очень долго. За местными лозунгами, митингами, акциями и заявлениями стоит скорее надежда на светлое будущее. Пока приходится довольствоваться лишь газетными заголовками о финале «Мисс Мира» 1970 и громким заявлением «Мы существуем». О реальных итогах борьбы мы узнаем из финальных титров, которые раскроют дальнейшую судьбу персонажей, продолживших отстаивать свои убеждения и пытаться менять мир к лучшему.

«Мисс Плохое поведение» отлично показывает, как героини сражаются за все хорошее, но забывает проиллюстрировать, как выглядит все плохое. Единственными проблемами становятся несколько сексистских шуток, дискомфортный отбор конкурсанток и редкие университетские эпизоды, в которых героиню Киры Найтли не воспринимают всерьез. Они не оказывают большого влияния на сюжет и как будто лишены контекста. Об ужасах расизма, апартеида и неравных возможностях мы слышим лишь в диалогах. Отсутствие наглядности лишает накала и не позволяет понять суть конфликта. Если активисткам еще приходится столкнуться с агрессивной полицией, то главной трудностью людей с другим цветом кожи становится презрительный взгляд «Мисс Америки». Из-за этого теряется и связь с семидесятыми, заметными только в стилизованных под хронику кадрах и редких ярких нарядах. С другой стороны, нет и перегибов с исключительно ужасными мужскими героями. Сильную неприязнь может вызвать лишь комик Боб Хоуп, нечасто появляющийся на экране.

За красотой и легкостью истории теряется рефлексия. Активизм выглядит на экране очередной забавой. Кажется, так может каждый, ведь противостоят ему безразличные мужчины и упивающиеся своей красотой женщины, оружием которых выступают ухмылки и насмешки. Вот и получается, что стоит всего лишь набраться терпения, не изменять принципам и верить в счастливый финал. Феминизм на экране похож на яркий и сладкий сироп, способный понравиться всем, даже его агрессивным противникам. «Мисс Плохое поведение» оказывается универсальной и бесхитростной драмой, больше напоминающей красивую сказку. В ней легко увидеть очередные мужские шутки и дефиле в купальниках, но сложно понять, почему они являются проблемой. Патриархат вроде и пытались уколоть, но он этого просто не заметил.

 
Источник: kinoafisha.info

09 Июля 2020
0


Рецензия на фильм «Ундина»

Ундина Ундина живет в современном Берлине и работает гидом. У нее нет хвоста, но есть волшебный голос, которым она очаровывает путников — а точнее, туристов, которые бродят вокруг берлинских макетов разных эпох в Департаменте городского развития, пока она рассказывает о реконструкции из небытия Королевского дворца. Ундина влюблена, но на бойфренда ее чары почему-то не действуют: за чашкой кофе он объявляет, что им нужно расстаться. Расстроенная героиня вспоминает мифологию и грозит неверному возлюбленному смертью, еще не подозревая, что совсем скоро ее ждет новая встреча. В том же кафе Ундину найдет околдованный ее экскурсией Кристоф — промышленный водолаз по профессии. Они влюбятся друг в друга с первого взгляда, и все будет хорошо, пока не начнет сбываться неосторожно брошенное в воздух смертельное проклятие.

Еще со времен «Симфонии большого города» Вальтера Руттманна известно, что Берлин — мегаполис громыхающий, клокочущий, гудящий. Этих звуков как таковых, конечно, не могло быть в немом фильме 1927 года, но их эхо звучало в ушах у каждого, кто наблюдал за тем, что происходило на экране. В этом образе Берлин и прожил весь XX век. К нашему времени его амплуа стало чуть разнообразнее. Теперь он бывает и туристической открыткой, и царством современного искусства, и исторической декорацией.

В фильме Кристиана Петцольда Берлин журчит. Главная героиня не зря напоминает своим слушателям, что даже название немецкой столицы произошло от слова «болото». «Ундина», смахивая вековую тину, показывает Берлин как город на воде. Он ею окружен; здесь есть реки, озера и просто аквариумы в ресторанах: возле одного из них как раз и знакомятся будущие влюбленные. «Болотное» происхождение обнажает зыбкость всех архитектурных потуг, всех попыток насадить на эту почву что-то постоянное. Это город-протей, он находится в вечном становлении, исчезает в военном пепле и появляется вновь, перегораживается стеной, а потом в одно мгновение от нее освобождается. Чтобы управлять этой буйной стихией, одних людей мало. Тут нужны еще какие-то существа — более древние, более могущественные. То ли духи, то ли призраки.

Формально фильм вдохновлен рассказом писательницы Ингеборг Бахман, а в интервью Петцольд даже пытается привязать к сценарию феминистскую повестку, рассказывая о том, как важно Ундине стать субъектом, а не объектом. Впрочем, режиссер делал своих героинь независимыми (в том числе, кстати, и путем утопления) задолго до того, как это стало мейнстримом. Женщины, перерождающиеся через погружение в воду, в его картинах встречаются постоянно. После аварии тонет и воскресает к новой жизни героиня «Йеллы». На пляже наступает развязка любовной драмы в «Йерихове»: обманутый муж на машине сигает с обрыва в море. По воде планирует бежать из ГДР героиня «Барбары» — ее должна доставить в Данию по Балтике маленькая лодка. На пароходе собирается покинуть Марсель несчастная вдова из «Транзита», предыдущего фильма Петцольда, показанного в Берлине два года назад. Главных героев там играли те же актеры, что и в «Ундине»: Паула Бер и Франц Роговски.

Новая картина, на первый взгляд, кажется проще. В ней есть несколько понятных и легко считываемых пластов. Это современная сказка, это нежнейшее признание в любви к городу, это кино с удивительными подводными сценами. Профессиональный костюм водолаза выглядит так, будто его дизайн создавал иллюстратор Жюля Верна (хотя это, разумеется, фантазия — просто мы не так много знаем о промышленном дайвинге). На дне озера лежат заржавевшие сокровища. Ундина и Кристоф перемигиваются в зеленой пучине и видят гигантского сома Гюнтера, плывущего им навстречу.

Чуть больше информации дают щедро разбросанные архитектурные подсказки. Ундина несколько раз возвращается к истории Форума Гумбольдта — нового музея, который в этом году должен открыться в реконструированном здании дворца, снесенного после войны. Этот проект отменяет архитектурный принцип «form follows function» («форма следует за содержанием»). Он ставит прошлое выше настоящего — как это происходит и в жанровом немецком кинематографе, который из года в год старательно штампует все новые и новые драмы по выигрышной формуле «если не наци, то штази», и отчасти в политике: Германия тоже переживает свой правый поворот.

Открытие Берлинале в этом году было омрачено трагедией в Ханау, где правый экстремист открыл стрельбу в двух кальянных. Фестиваль начался с минуты молчания в память о погибших. «Ундина», при всей своей сказочности, не игнорирует эту реальность. Петцольд, самый живой и теплый из режиссеров «берлинской школы», заклинает ее единственным доступным ему способом — трансформируя время и пространство с помощью кинематографических средств. Он разворачивает вектор и ищет следы прошлого в настоящем, а не наоборот (по такому же принципу был построен «Транзит», где герои вели себя так, будто на дворе 1940 год, а ходили при этом по Марселю наших дней).

Он взывает к древним морским чудовищам и, конечно, к призракам, своим любимым героям: кинозал для Петцольда — пограничное пространство, в котором зрители одновременно и присутствуют, и отсутствуют на месте действие. Он обращается к воде, отделяющей мир живых от мира мертвых, он пытается найти новое почвенничество — не то, которое вдохновляет правых радикалов, а другое, неоромантическое, поэтизирующее силу природы — не человека. Его Ундина восстановит нарушенный порядок вещей, она снимет проклятие. Родится новый человек, и дальше все пойдет как надо.

 
Источник: seance.ru

05 Июня 2020
0


Рецензия на фильм «#яздесь»

#яздесь В премьерный (завершившийся в воскресенье 9-го февраля текущего года) уикенд фильм занял в национальном кинопрокате скромную седьмую строчку. Лидерство тогда поделили между собой две дорогостоящие голливудские постановки («Удивительное путешествие доктора Дулиттла» и кинокомикс «Хищные птицы: Потрясающая история Харли Квинн») и третья часть популярной местной комедии «Ученик Дюкобю», причём все три картины тоже стартовали на киноэкранах страны.

Мало того, лента «#яздесь» уступила и ещё одному новичку – искромётным «Джентльменам» Гая Ричи. Поневоле закрадывается подозрение, что более неудачного момента прокатчики не могли бы и придумать, однако последующие печальные события (закрытие кинотеатров в качестве обязательной карантинной меры) опровергают скоропалительный вывод. Так что полученный результат (примерно 194,8 тысяч проданных билетов) оказался не худшим из возможных. Другое дело, что продюсеры-то явно рассчитывали на лучшее. О том, что популярность Алена Шаба отнюдь не померкла на фоне взлёта карьер когорты новых, молодых комиков, свидетельствует успех кинофантазии «Санта и компания». Тем более наличествовали серьёзные основания верить в чутьё Эрика Лартиго, уже сотрудничавшего с одарённым артистом (и, к слову, режиссёром, сценаристом) на фильме «Как жениться и остаться холостым».

И вправду обидно! Обидно не только по причине того, что авторы с блеском продолжили развивать французские комедийные традиции, самобытность которых, думаю, не вызывает сомнения ни у кого. Фильм ещё и исполнен грустных размышлений о состоянии современного общества и о том месте, какое вынужден искать себе человек. Американские «звёзды» старшего поколения (в частности, Билли Кристал в «Родительском беспределе», Сильвестр Сталлоне в «Забойном реванше») уже пытались шутить на предмет того, как сложно пожилым гражданам адаптироваться к новым средствам коммуникаций, то есть, грубо выражаясь, поспеть за стремительно меняющимся окружающим миром.

У Лартиго и Шаба мотив обыгран не в пример изящнее и остроумнее. Стефан Люка сравнительно легко разбирается в нехитрых технологиях, доступных пониманию и ребёнка, воочию убедившись, насколько эффективными могут оказаться ранее неведомые способы рекламы. Однако владелец и по совместительству шеф-повар ресторанчика, безмерно любящий дело своей жизни, ударяется в другую – противоположную – крайность. Он, не отдавая себе в том отчёта, подпадает под очарование виртуальной реальности. Естественно, тут не обходится без прекрасной половины человечества: «Cherchez la femme» (Ищите женщину), как проницательно предупреждал ещё парижский полицейский чин у Александра Дюма-отца. Алену хватает актёрского мастерства, чтобы мы поверили: месье Люка, вроде бы далеко не наивный юноша, готов отважиться на радикальный поступок. На радикальный – по меркам немолодого провинциала, не представляющего бытования за пределами малой родины (Северной Страны Басков). Для такого индивида отправиться в Южную Корею почти равносильно полёту на Луну.

Вторая часть повествования (начиная с момента приземления в Сеуле) с неизбежностью вызовет в памяти зрителей перипетии небезызвестного «Терминала». Однако Стивен Спилберг, как мы помним, рассказывал историю (историю, навеянную судьбой иранского беженца Мехрана Карими Нассери) гостя из вымышленного восточноевропейского государства Кракожия, отнюдь не по собственной воле застрявшего в просторных помещениях нью-йоркского аэропорта – и потратившего массу усилий, чтобы элементарно не умереть от голода и одолеть могущественный бюрократический аппарат. У Люка – принципиально иная проблема. Ему никто не запрещает поехать в центр столицы и преспокойно любоваться небоскрёбами и цветущими вишнями в живописных парках. Вот только чужеземец, скорее, станет упорно внушать себе, будто у Су возникли непредвиденные сложности – и что женщина обязательно придёт, как обещала. Тому, кто рад поддаться самообману, и не нужно цинично лгать…

Однако ирония судьбы заключается в том, что именно социальные сети, косвенно повинные в сложившейся ситуации, преподносят так называемому «французскому любовнику» (под таким никнеймом герой фигурирует в Интернете) сюрприз в виде свалившейся как снег на голову славы. Число подписчиков в Instagram множится с невиданной скоростью. Пользователей Интернета в разных точках земного шара покоряют и неутомимая натура Стефана, щедрого, весёлого, умеющего расположить к себе даже незнакомых людей, и его настойчивость в стремлении встретиться-таки с прекрасной кореянкой, этим смутным объектом желаний. Как тут не посочувствовать бедолаге – и не поставить лайк под фотографией и очередным сообщением, лаконичным, но страстным?..

Шаба, как и некоторые другие популярные комедианты-соотечественники (например, Пьер Ришар, на которого артист местами поразительно похож), обладает завидным сочетанием качеств – умеет вызывать и смех, и слёзы. Но это как раз не должно удивить тех, кто помнит Алена по прежним достижениям. В данном случае покоряет, скорее, на редкость тонкое (и замечательно прочувствованное ведущим исполнителем) драматургическое решение. В какой-то момент самому Стефану становится невмоготу ждать – и тот отправляется на поиски Су в «каменные джунгли» мегаполиса. Судьба благоволит смельчаку, но… что же в результате? Эрик Лартиго очень удачно выбрал на роль азиатки, помимо собственной воли вскружившей голову немолодому визитёру с Запада, Пэ Ду На, запомнившуюся по многим картинам (в частности, по работам Пака Чхан Ука и Пака Нам Чжу). Долгожданная встреча даёт ответы на мучавшие вопросы, однако легче оттого не становится. Альфред Хичкок оказался бы, вне всякого сомнения, рад, увидев, как применён его любимый приём (макгаффин). Ведь и Люка быстро понимает, что «погорячился» – что ожидал большего, чем следовало. Но понимает и кое-что другое – тот факт, что это уже не имеет никакого значения…

Есть подозрение, что кое-кто из зрителей вспомнит на сеансе ещё и замечательную трагикомедию «Трудности перевода», благо что Лартиго почти не уступит Софии Копполе по части деликатного психологического анализа, а корейская культура представляется европейцам не менее экзотичной, чем японская. Однако лично я провёл бы параллель, пожалуй, с короткометражкой нидерландского мастера Йоса Стеллинга под названием «Зал ожидания». «#яздесь» – это почти такой же, порой забавный, чуточку «остранённый», с прорывающимися нотками абсурда рассказ о пребывании индивида в состоянии вечного ожидания. Ожидания если и не чуда, то – хоть какого-то интересного поворота событий и ответного душевного отклика от посторонних людей, таких же прибывших или готовящихся к отбытию пассажиров. Герой на личном опыте убедился, что развитие средств электронных коммуникаций всё-таки не в состоянии компенсировать пресловутую (глубже всех обрисованную Микеланджело Антониони) некоммуникабельность. Другое дело, что из этого вовсе не следует вывод в том духе, будто выхода нет вовсе. Поездка на чужбину не оказалась бессмысленной, позволив Стефану удостовериться, что прожил жизнь не зря – и что совсем необязательно лететь в удалённую часть света, чтобы обрести родственную душу. Тем более сегодня, когда можно, оставаясь «здесь», побывать «там» – практически в любой точке планеты.

 
Источник: ivi.ru

05 Июня 2020
0


Рецензия на фильм «Первая ведьма»

Первая ведьма Многие малобюджетные фильмы ужасов частенько хвалят из жалости: ну, пускай не всё получилось у авторов, а сюжет слеплен из кусков хорошо знакомых историй, но люди же старались! Ночей не спали, болели душой за результат. Но «Первая ведьма» (The Wretched) от братьев-режиссёров Бретта Пирса и Дрю Т. Пирса - это редкий хоррор, который прекрасно, почти идеально работает в рамках концепции, несмотря на дешевизну и обилие постмодернистских штучек, которые легко принять за копирование чужих идей.

Бретта Пирса и Дрю Т. Пирса сложно назвать новичками, потому что в жанре они работают уже больше десяти лет. Но ранее выпустили всего одну внятную полнометражную работу - комедийный ужастик «Мёртвоголовые» (Deadheads), который не только всласть поиздевался над канонами зомби-хоррора, но и попытался смешать его с романтической комедией. Правда, до широкой аудитории достучаться не получилось и ленту сейчас вспомнят разве что фанаты ходячих мертвецов, падкие на неформат.

«Первая ведьма» выглядит уже как более взвешенная попытка если и не перевернуть колдовские ужастики с ног на голову, то хотя бы их реанимировать. В первые же двадцать минут авторы давят на газ и несутся по сюжету с дикой скоростью: после эффектного пролога (на самом деле - эпилога, но - тссс! спойлеры!), минут через десять, из мёртвого оленя на волю выбирается древнее зло! А затем отвратительная ведьма забирается внутрь не самой лучшей домохозяйки и начинает жрать детей. Буквально!

Далее события ещё более стремительно набирают ход. Главный герой Бен, семнадцатилетний паренёк, вынужден жить с отцом на летних каникулах и подрабатывать на пирсе. После развода родителей и так не очень весело. А тут ещё приходится мириться с проделками окончательно рехнувшейся соседки с ведьмой внутри, подозревать неладное и опасаться за судьбу всех детей классического маленького американского городка.

Но самое удивительное, что Бретту Пирсу и Дрю Т. Пирсу даже не хочется пенять на многочисленные заимствования у коллег по цеху. Временами «Первая ведьма» заставляет вспомнить хичкоковское «Окно во двор» (Rear Window) - или, как вариант, триллер «Паранойя» (Disturbia). Но куда чаще кажется, что режиссёры и сценаристы гораздо активнее вдохновлялись даже не кинематографом, а литературой ужасов: кроме очевидных отсылок к Говарду Лавкрафту (нет, здесь обошлось без Ктулху и Дагона) и Стивену Кингу в памяти также всплывают «подростковые» истории Ричарда Лаймона и Джо Р. Лэнсдэйла.

Бен оказывается практически в изоляции, наедине с непобедимым злом, но вынужден смириться. Что, впрочем, логично. Если попытки вывести соседку-ведьму на чистую воду ни к чему не приводят, то стоит продолжать делать вид, что ничего сверхъестественного не происходит. Но главный герой всё равно не сдаётся, а когда приступает к решительным действиям, ситуация оборачивается катастрофой.

В ключевой момент создатели «Первой ведьмы» и вовсе прут напролом. С самого начала было понятно, что лесную ведьму - Мать - так или иначе покажут ближе к финалу. Но, даже с учётом скромного бюджета и ограниченных визуальных средств, братья Пирс сумели выдать несколько по-настоящему эффектных сцен. Таких, от которых кровь натурально стынет в жилах.

Поругать «Первую ведьму» можно разве что за чересчур избитую концовку. Мало того, что авторы старательно намекают на финал в прологе, так ещё и развязка получилась довольно стандартной. Если не сказать - «банальной». Но в целом у Бретта Пирса и Дрю Т. Пирса получился крепкий хоррор, полный драйва и натуральной дичи, без постылого заигрывания с артхаусом и лишнего символизма. А большего от развлекательных полдростковых ужасов и не нужно.

 
Источник: fatcatslim.ru

28 Мая 2020
0


1-5 6-10 11-15 ... 636-640 641-642