+ ОТКРЫТЬ САЙТБАР +

Обзоры фильмов


Рецензия на фильм «Мидуэй»

Мидуэй Начало Второй мировой войны, США сохраняет нейтралитет, но внезапная атака на Пёрл-Харбор заставляет страну вступить в войну. В 1942 году японский флот и авиация планируют окончательно подавить силы врага, атаковав базу на атолле Мидуэй. Но американцы, разгадав шифр радиопередач, уже готовятся к сражению, которое переломит ход войны.

Битва за Мидуэй — один из определяющих моментов в войне для США, своеобразная противоположность Пёрл-Харбору. Победа американцев в этом сражении, хоть и добытая ценой огромных потерь, заставила японцев перейти от нападения к обороне и в корне изменила расстановку сил в Тихом океане.

Об этой битве уже не раз рассказывали с экранов, но теперь за дело взялся мастер блокбастеров Роланд Эммерих. Это и определило все достоинства и недостатки картины. Похоже, режиссёр и сценарист решили создать самое масштабное полотно об участии флота и авиации США во Второй мировой, но забыли, что зрителей нужно не просто удивить массовыми сражениями, стоило бы ещё и показать живых людей в этой страшной войне.

Сюжет фильма охватывает не только саму битву за Мидуэй, но и множество предшествующих событий: атаку на Пёрл-Харбор, авиарейд Джеймса Дулиттла на Токио, перехват шифровок. Поэтому в действие вводят очень много персонажей. С какой-то стороны, это хорошо, Эммерих поначалу пытается показать, что победа в сражении — дело рук не какого-нибудь героя-одиночки, а результат долгой подготовки и действий множества людей от генералов до шифровальщиков и, конечно, пилотов.

Авторы набрали действительно впечатляющий актёрский состав, который, к тому же, неплохо соответствует историческим прототипам (их покажут в финальных титрах). Но странным образом они забыли сделать из большинства героев живых людей. Некоторые критики ругали «Дюнкерк» Нолана за излишне пафосные слова в финале. В «Мидуэе» клишированные фразы валятся одна за другой из уст буквально всех персонажей. Раз за разом генералы, пилоты и даже механики повторяют громкие слова про долг, работу, защиту и спасение. И за этим теряются живые переживания, страхи и ошибки.

Самые сильные актёры Вуди Харрельсон и Патрик Уилсон как могут вытягивают свои не слишком большие роли. Аарон Экхарт и вовсе появляется на считанные минуты, просто чтобы напомнить о важном событии в войне. А большую часть драмы возложили на Эда Скрейна, который, увы, справляется далеко не всегда, отыгрывая одни и те же эмоции.

В результате попытка показать настоящих участников войны оборачивается сплошными клише. А персонаж Скрейна к финалу всё-таки превращается в супермена. И это при том, что реальный Дик Бест, которого он играет, действительно был настоящим героем, но обилие пафоса делает его действия слишком неправдоподобными.

Ещё хуже обстоят дела с японским командованием. Первая сцена фильма намекает, что врагов США всё же покажут не карикатурными злодеями, а такими же военными, просто сражающимися на другой стороне. Но к финалу, помимо одной эмоциональной сцены, они лишь произносят пафосные фразы.

Однако не нужно думать, что фильм вышел совсем уж скучным. В том, что Эммерих, снявший «День независимости» и «Послезавтра», покажет масштабные разрушения и крутые спецэффекты, сомневаться не приходилось. И тут он позволил себе размах на весь выделенный бюджет. Конечно, обилие CGI периодически бросается в глаза, но всё же на большом экране сражения впечатляют.

Ещё интересно, что желание хотя бы отчасти соответствовать реальным событиям делает эти сцены непохожими на традиционные выдуманные баталии. Здесь оказывается важнее причинно-следственная связь, а не крутость отдельного героя. Бомбы часто летят мимо цели, а какие-то действия выглядят просто бесполезными, но так и должно быть в реальной схватке.

Так что те, кто отправится в кино именно ради впечатляющих битв, наверняка останутся довольны. Вот только им придётся долго пережидать затянутые смысловые части. Для остальных же «Мидуэй» станет лишь поводом заинтересоваться реальными событиями и сравнить экранных героев с их прототипами.

Увы, фильм по большей части повторяет судьбу «Пёрл-Харбора» от Майкла Бэя, и снова проблема в режиссёре. Эммерих делает значительную ставку на красивую картинку, но превращает реальную историю в слишком неестественный сюжет.

 
Источник: kinoafisha.info

16 Ноября 2019
0


Рецензия на фильм «Хороший лжец»

Хороший лжец Рой Кортни (Иэн МакКеллен) — искусный мошенник и обольститель. Уже многие годы он зарабатывает тем, что завоевывает доверие женщин и добивается доступа к их сбережениям, с которым впоследствии сбегает. Его схема работала безупречно — но лишь до одной встречи, которая поставила всю жизнь Кортни под удар.

В этот раз Рой как обычно назначил встречу — на этот раз Бетти Маклиш (Хелен Миррен), получившей огромное состояние после смерти мужа. Однако вдова оказалась весьма образованной женщиной, у которой к тому же... есть свои секреты. Рой с каждым днем проникается к Бетти все большей симпатией, и вскоре когда-то хладнокровный аферист понимает, что влюбился в жертву. Ситуация накаляется, когда Рой осознает, что вот-вот получит доступ к денежным ресурсам Бетти, и от этого муки выбора становятся все сильнее.

За что стоит похвалить «Хорошего лжеца», так это первоклассные актерские работы Хелен Миррен и Йена Маккелена — последний появляется в фильмах Билла Кондона уже третий раз («Боги и монстры» и детективе «Мистер Холмс»). Актер всегда играл с размахом шекспировской драмы и не сдает позиции и сейчас. Они вдвоем с Хелен Миррен великолепно смотрятся на экране, причем это именно симбиоз, а не борьба за доминирование — актеры очень удачно дополняют друг друга. Однако, пожалуй, каст — это все, что радует в фильме. Впрочем, большего и не следовало ждать.

До сих пор Кондон брался в основном за байопики и экранизации, где над сюжетом работали либо настоящие писатели, либо же сама жизнь. По сути история уже была готова, и за счет этого большинство фильмов вышли достойными (особенно «Боги и монстры», принесшие режиссеру «Оскар» за лучший адаптированный сценарий). Но стоило ему взяться за оригинальный, и картина превратилась в очередной голливудский штамп. Немного драмы, немного детектива, очевидные сюжетные ходы — чистейший пример конвейерной работы. Есть в «Хорошем лжеце» некоторые повороты, которые слегка добавляют бодрости, но в целом зрителю предлагают сюжет, который он сам способен прокрутить от начала и до конца. В сотый раз наблюдать одну и ту же историю, даже если в ней принимают участие Йен Маккелен и Хелен Миррен, не очень интересно.

Надо сказать, что Кондон пытается замаскировать проходной сюжет не только актерской игрой, но и визуалом: в этом плане «Хороший лжец» вышел очень стильным — видна рука Илэйна Кусмишко, выступавшего художником в диснеевских киноадаптациях. Радует и музыка виртуоза Картера Беруэлла, который делал композиции для Макдонахов и Коэнов.

В целом в картине Кондона нет ничего принципиально плохого —подобные проекты в Голливуде сейчас на каждом шагу. Но проблема в том, что в таких фильмах сложно найти и что-то замечательное. Именно однообразие и раздражает, хотя в этом плане «Хорошему лжецу» повезло больше, чем остальным – в его персонажей вдохнули жизнь первоклассные актеры. Прибавим к этому изысканные костюмы, декорации, музыкальный ряд и — вуаля! Ничем не примечательная конфета в красивой обертке от производителя с громким именем. Для неискушенного зрителя это будет красивое, довольно динамичное кино без замысловатого сюжета, но с достойной актерской игрой. Однако для Кондона, который со времен «Богов и монстров» сдал позиции в пользу штампованного глянца, это не оправдание.

 
Источник: timeout.ru

15 Ноября 2019
0


Рецензия на фильм «Ford против Ferrari»

Ford против Ferrari На старт, внимание, марш: взмах флага, и, перескочив белую линию, гонщики стремятся скорее занять свое водительское кресло — так начинается гонка Ле-Ман 24. Командам предстоит в течение суток наворачивать круги по трассе — это соревнование не только на скорость, но и на выносливость. В каком-то смысле и сам фильм режиссера Джеймса Мэнголда «Ford против Ferrari» примерил на себя основные принципы заезда в поиске баланса между темпом и стойкостью. Гонка начнется только в третьем акте, но перед ней предстоит пройти испытание куда более сложное — подготовку к старту. Однажды конструктор Кэрролл Шелби (Мэтт Дэймон) и гонщик Кен Майлз (Кристиан Бэйл) объединили свою страсть и сноровку под флагом Ford, чтобы прийти к финишу первыми в 24-часовом заезде.

Сам же фильм стартовал на фестивале в Торонто и ближе к наградному сезону оказался в прокате с беззастенчивыми амбициями на статуэтки разного калибра. Режиссер готовил фильм по идеальному и проверенному временем оскаровскому рецепту: вдохновляющая реальная история в основе сценария, два актера класса А на главных ролях, драма выбора и жертвенность любого компромисса. Нерв и динамика, идеальное техническое оснащение — аудиовизуальное решение способно вскружить голову даже равнодушному к автомобилям зрителю. Одновременно «Ford против Ferrari» — байопик, драма, комедия и бадди-муви, но по большому счету ни к одному из лагерей он не принадлежит в полной мере. При этом кузов фильма не рассыпается на запчасти: каждая из деталей оказывается на своем месте и рождает единый исправный механизм.

Двигателем становится реальная история противостояния автоконгломератов. Генри Форд II оказался в западне и на грани разорения, его автомобили перестали быть модными (и надежными), спасло бы ситуацию слияние с Феррари, но те сорвались с крючка в последний момент. Теперь нужно взять реванш, и поскорее. А достичь этого можно, только утерев нос главному оппоненту — Энцо Феррари, отказывавшемуся идти на мировую. Для прорыва в Ле-Мане (Феррари закрепили за своим брендом многолетнюю серию побед) привлекли гонщика в отставке Кэрролла Шелби, который однажды победил в суточном соревновании, а он за собой потащил пилота и механика Кена Майлза, человека со вздорным нравом и игрока явно не командного. Но Майлз пусть и страдает от нехватки дипломатии, зато может определить изъяны новой модели FORD GT 40 по звуку мотора.

Поиск компромисса не останавливается только на сотворении идеального гоночного автомобиля (решается все то же уравнение: скорость плюс выносливость), но выходит на куда более масштабное противостояние общего и частного. Мэнголд рассуждает о принципах, славе, уступках и мужестве если и не в старомодном, то в классическом прочтении. Его маскулиность, может, и чуть устарела, но лишена токсичности — это качество он приберег для издержек капитализма. В основу гонки он поставил вопрос чести, почти что в мифологическом изводе, где мужчине нужен подвиг, чтобы стать героем и идентифицировать себя. Сцены на ходу меняют скоростной режим: захватывающая местечковая гонка сменяется плавным торможением ближе к домашнему вечеру, где Кен делится секретами пилотирования с сыном, и снова набирает скорость в кабинетах руководства Ford, чтобы разогнаться на тестовой трассе и превысить обороты уже в Ле-Мане. Иногда в кадре появляется чуть ли не единственная женщина в истории — жена Кена Майлза Молли (Катрина Балф), которая хоть и осталась дома, но дай ей шанс — она опередит любого гонщика или принесет газировки после «боя».

Кристиан Бэйл снова трансформировался для роли, но, кажется, уже в последний раз. Мэтт Дэймон действительно схватил манеру и органику Шелби, но в целом магии тандема между актерами не случилось — не хватило химии, пусть каждый и оказался на своем месте. И это, пожалуй, незримое и неуловимое волшебство, которое расхоже называют магией кино, – единственное, чего не хватает «Ford против Ferrari», чтобы победить во всех заездах наградной гонки. Джеймс Мэнгольд, выступавший в разных весовых категориях (на его счету и «Логан», и «Поезд на Юму», и даже романтичный «Кейт и Лео») сконструировал идеальный фильм, где выверен каждый сантиметр корпуса и залито лучшее топливо. Однако во всей его техничности не хватает сумасбродства и лихой отваги, чтобы стать действительно легендой на века, и «Ford против Ferrari» вряд ли войдет в историю как подвиг. Но картина и не станет рядовой — опус совести, сделанный на совесть, еще раз говорит о том, что порой важна не только победа, но и участие.

 
Источник: film.ru

14 Ноября 2019
0


Рецензия на фильм «Ангелы Чарли»

Ангелы Чарли Агентство шпионок «Ангелы Чарли» за время существования распространилось по всему миру. Очень плохие мужчины получают от супердевиц по зубам теперь не только в Америке, но и в Европе и Азии. Однажды оперативницам Сабине (Кристен Стюарт) и Джейн (Элла Балинска) начальство поручает помочь девушке Елене (Наоми Скотт) — ученой, работающей над новой технологией управления энергией, которую алчные руководители жаждут использовать в качестве оружия. Украсть изобретение из лап бандитов не удается, зато Елена оказывается не только большой умницей, но и талантливым хакером, и с ее помощью шпионкам удается выйти на след злодеев.

Франшиза «Ангелы Чарли» имеет длинную историю, хотя у нас ее преимущественно знают по дилогии режиссера МакДжи с прекрасным трио Кэмерон Диас, Дрю Берримор и Люси Лью. Сегодня, когда роль женщины в обществе активно переосмысляется, снять ревизионистскую версию жанра про «девочек-шпионок» не такая уж плохая идея. Однако постановщица Элизабет Бэнкс («Идеальный голос 2») не придумала ничего умнее, чем снять идеологически картонное кино, которое полтора часа трубит о превосходстве женщин над мужчинами (если те, конечно, не геи-вегетарианцы).

«Ангелы Чарли» прошлого поколения до сих смотрятся неплохо, благодаря трем идеально подобранным актрисам. Диас, Берримор и Лью — настоящие символы своего поколения, и обоим фильмам с их участием можно простить многое по этой причине. Новое трио «Ангелов» не выражает ничего, кроме бессилия создателей фильма. Девушки совершенно не сочетаются друг с другом, с трудом понимают, что такое экшн-сцены, и очевидно пришли сюда с единственной целью поведать миру о победе феминизма, а не играть и развлекать зрителя. Впрочем, Стюарт, Скотт и Балинска могли бы выглядеть неплохо вместе в каком-нибудь другом фильме. Проблема в том, что актриса Элизабет Бэнкс — невыносимо плохой режиссер.

Авторы фильма настолько увлеклись инклюзивным месседжем, что шпионский сюжет в «Ангелах Чарли» не просто хромает, его, собственно, и нет вовсе. Есть некое хитроумное устройство, которое по какой-то причине одновременно включает свет в помещении и убивает людей, и им очень хотят завладеть злые мужчины. Но хорошие девочки-пионерки не дают мужланам (которые поголовно объективируют и домогаются до них) одержать верх. Достойный сюжет для боевика, не правда ли? А боевые сцены поставлены здесь до того скверно, что в отдельных местах даже можно разглядеть дублеров. К актерским талантам Стюарт всегда возникали вопросы, но если в «Сумерках» или «Персональном покупателе» она выглядела на своем месте, то «Ангелы Чарли» красноречиво доказывают, что экшн — совсем не ее жанр. Она хорошо кривляется, примеряет симпатичные наряды, но, когда дело доходит до мордобоя — все становится очень плохо. Элла Балинска же, наоборот, отменно машет длинными ногами, но чуть музыка затихает на ее игру смотреть без слез невозможно. Это вообще основной недуг новых «Ангелов» — мозаика фильма не складывается, и разные кусочки авторы лепят друг на друга абы как.

Идеологических перегибов в фильме тоже хоть отбавляй. Бэнкс демонстрирует в «Ангелах» самый кондовый и узколобый феминизм, который гораздо больше отталкивает простых зрителей от реальных социальных проблем современных женщин, чем «просвещает» их, как надеялась, очевидно, постановщица. А убери из фильма Girl Power-лозунги, как он тут же растает на глазах. «Ангелы Чарли» — жалкая и нелепая перезагрузка культовой франшизы, на фоне которой даже «Охотницы за привидениями» выглядят достойным продолжением классики.

 
Источник: kinomania.ru

14 Ноября 2019
0


Рецензия на фильм «Матиас и Максим»

Матиас и Максим Матиас и Максим — лучшие друзья с самого детства. Однажды им пришлось на спор поцеловаться перед камерой. С того дня они не могут общаться без смущения: внезапно нахлынут или эротические чувства, или ужас от осознания своей возможной гомосексуальности. Маттиас и Максим даже ссорятся, но в конце концов понимают, что дружба важнее этих глупостей. Таков краткий пересказ сюжета, который, конечно, намного сложнее и тоньше. В любом случае, это лучший среди последних фильмов Ксавье Долана, словно рефлексия о мальчишеской и мужской дружбе вернула ему вожделенную легкость. Режиссер играет здесь Максима и делает это лучше всех в фильме.

С ним может сравниться только Энн Дорваль, снова его Мамочка. Конечно, у героя Долана дисфункциональные отношения с родительницей: на сей раз она наркоманка и алкоголичка в завязке. Максим ухаживает за ней, как может, а подлинную заботу о нем проявляет мать его друга Матиаса. Максим работает в баре, а Матиас — успешный сотрудник юридической фирмы. Первый вечно одинок, а второй в счастливых отношениях с девушкой. Зато Максим собирается уехать из Квебека в Австралию, искать счастья и мечту за океаном.

Не то чтобы эта жизнь и родной город были так уж плохи. Долан мельком показывает отвращение от мещанских разговоров и жуть мира бездомных наркоманов, но в основном все подернуто ностальгическим светом. Даже несмотря на злую неблагодарную мать, это комфортный мир для Максима. Здесь его друзья, однокашники-одногодки, которые его искренне любят. Вообще, пока в дело не вмешиваются ревность и обида, здесь все равны, от пианиста до наркодилера. Просто Максу — ему, как и Долану, видимо, под тридцать — кажется, что он имеет право на вторую жизнь. Неслучайно на его щеке горит огромное родимое пятно, как знак особой судьбы.

В том и загвоздка, что, когда герой уже готов нырнуть в неизведанное, случайный поцелуй возвращает сомнения. Вдруг настоящая пацанская дружба была вовсе не тем, чем казалась? Вдруг «броманс» зашел слишком далеко? Или Максим всегда был тайно влюблен в своего кореша, потому и сорвался в Австралию? Мурашки пойдут по коже. Тем более странные чувства должен испытывать Матиас: не то убить друга, не то любить. Оба так или иначе осознают их прошлое незавершенным, итоги не подведенными, дела недоделанными.

Но все поправить нельзя. В фильме повторяется метафора бега под дождем, плавания в холодной воде: всякий раз это оказывается бегом на месте. Это история в том числе о смирении, которое необходимо познать всем тридцатилетним. Что-то уходит, а что-то навсегда останется с тобой. Герои фильма постоянно заперты в рамке: окна, двери, кадра. Эту рамку нельзя раздвинуть руками, как сделал персонаж Долана в дебютном фильме. Больше нет бесконечных дорог впереди, но в окна еще бьет солнечный свет, свет надежды. Герои Долана растут и неотвратимо становятся ближе к своим матерям, к остающимся за кадром отцам — прошлому поколению. Вместе со старшими они неловко курят в приоткрытую форточку, а в гостиной дома собирается поколение уже новое, подросшее. Которое Долан, осознавший себя взрослым, мало понимает, но чувствует его силу.

Матиас и Максим целуются не просто на спор, а для фильма младшей сестренки его друга, студентки киношколы. Фильм — явно претенциозная курсовая работа, по словам авторки, смесь импрессионизма с экспрессионизмом. Пока Матиас и Максим пытаются показать, что они без предрассудков, девчонка говорит: «Откуда вам знать, вообще, парни вы или девушки, да и какая разница?». Также она не видит большой разницы между французским и английским, поэтому говорит на смеси двух языков, доводя до бешенства своего брата. Ей плевать не только на гендерную, но и на выстраданную национальную идентичность франкоканадцев. У молодых совсем другие интересы.

Долан разделяет иронию в отношении этой девушки, но все же на ее стороне. И тот, и другая полагают, что искусство выше жизни, как бы это кого ни ранило. Неслучайно ведь завершающий кадр из фильма студентки дублирует кадр из «настоящего» фильма Долана. Нет, не поцелуй, а две опустевшие качели в осеннем саду. Только что на них качались, но теперь эти люди ушли — время уступить место другим.

 
Источник: kinoafisha.info

14 Ноября 2019
0


Рецензия на фильм «Грех»

Грех В предыдущем фильме Кончаловского «Рай» герои, попавшие в страшную воронку Второй мировой, исповедовались прямо в камеру невидимому собеседнику. Ближе к финалу становилось понятно, что разговаривают они с апостолом Петром, а в его лице – с самим богом. «Грех» начинается с проклятий, которые бормочет себе под нос великий Микеланджело Буонаротти. Адресат у них все тот же, и это вовсе не зритель. В новой картине, снятой в Италии и на итальянском языке, Кончаловский снова беседует с вечностью.

Микеланджело (Альберто Тестоне) пытается одновременно услужить двум могущественным итальянским кланам: делла Ровере и Медичи. Формально покровителем художника является папа Юлий II. Он принадлежит к семейству делла Ровере, и по его заказу Микеланджело только что закончил роспись Сикстинской капеллы. По контракту он должен сделать еще и гробницу Юлия, но тут папа умирает, к власти приходят Медичи, и у мастера появляется новый заказ – создание фасада флорентийской церкви Сан-Лоренцо. Микеланджело пытается угодить и тем и другим (любой отказ чреват местью). Но параллельно с созданием шедевров ему также приходится решать множество вполне земных вопросов: он кормит семью во главе с алчным отцом, под шумок скупает дорожающую недвижимость, женит одного из учеников и разрабатывает план транспортировки гигантского куска мрамора, за размеры прозванного «монстром».

Кончаловский, как и в «Рае», сознательно отказывается быть современным, недвусмысленно давая понять, что из нынешних художников общаться и полемизировать ему не с кем. То ли дело мастера эпохи Возрождения или гении итальянского кино 50-х и 60-х (в первую очередь, конечно, Пьер Паоло Пазолини с его «Декамероном»). Режиссер снова выбирает «старинный» формат 4:3, превращающий любой кадр во фреску и визуально отодвигающий фильм куда-то в прошлое - туда, где жили и работали великие.

Больше всего в «Грехе» поражает материальное пространство. Это не воссоздание Ренессанса – это его сотворение. Кончаловский, блестящий знаток итальянской культуры, с помощью света, тени, декораций, костюмов и композиции добивается невероятного эффекта: каждая мизансцена выглядит как ожившая картина из галереи Уффици. В то же время в этом мире нет никакой искусственной пустоты или вычищенности. Он, как и положено эпохе, заполнен пылью, камнем, человеческим потом и нечистотами. Массовка состоит из тщательно подобранных непрофессионалов с выразительными лицами, достойными пера Рафаэля, Леонардо или Боттичелли (говорят, что в сценах с мраморными карьерами частично снимались реальные итальянские каменотесы).

На равных в кадре существуют и животные. Белоснежные волы, деловитые курицы, а также лошади, собаки и котята тоже будто сошли с живописных полотен и выполняют не только сюжетную, но и аллегорическую функцию. Когда в фильме внезапно одушевляется и получает имя бессловесная каменная глыба, становится окончательно понятно, что, помимо старого итальянского кино, режиссер погружается еще и в старое отечественное: мотивы «Греха» прямо рифмуются с мотивами «Андрея Рублева», сценарий к которому Андрей Тарковский писал в соавторстве с Кончаловским. Там лили и поднимали колокол – здесь тягают мрамор.

Процесс творчества в фильме показан почти мистическим актом откровения. Микеланджело и сам точно не знает, как ему удается ваять шедевры. Из осознанных чувств у него только мучительная ненасытность и неудовлетворенность любым результатом: сколько бы тебе ни твердили, что ты «divino» (то есть «божественный»), ближе к небесам ты все равно не становишься. «Я хотел выразить бога, а обрел только красоту человека», - с горечью говорит мастер в одной из сцен.

Заземляют его деньги. Презренное золото, которое надо постоянно искать, выпрашивать, считать, отдавать. Скульптура – дорогой вид искусства, без богатых спонсоров и покровителей заниматься им невозможно (как и кино, заметим в скобках). Гений Микеланджело у Кончаловского окружен даже не злодействами, а мелкими стычками, скандалами и пакостями; его творения прорастают на почве, пропитанной завистью, ревностью, жестокостью и жадностью. Вопрос о том, кого в творчестве больше – бога или дьявола – остается в фильме открытым.

Финансовая линия, впрочем, все-таки добавляет в действие нотку современности. Сцена, в которой Микеланджело получает деньги от нового папы Льва X – тучного, черноволосого, хитрого и в целом отталкивающего, но очень щедрого политика, как-то сразу навевает воспоминания о вступительных титрах, где генеральным продюсером ленты значится миллиардер Алишер Усманов. Вряд ли, конечно, Кончаловский задумывал это как портрет (последние его интервью полны неприятия любых видов фронды), но говорящие параллели в талантливых произведениях часто возникают и помимо авторской воли.

Что сотворил из монструозного камня Микеланджело, служивший в общей сложности девяти папам, зрителю показывают в финале. Была белая мертвая глыба – а получились «Моисей» и «Пьета», у которых каждая жилка выглядит как живая: кажется, дотронешься до нее – и там будет пульсировать кровь. О фильме, при всех его несомненных достоинствах, того же сказать нельзя. Он похож не на божественное творение, подобное скульптурам Ренессанса, а на фаустовского Гомункула – порождение многознания, накопленных годами умений и проданной души. Хорош, но не прекрасен, умен, но не мудр, жив, но нежизнеспособен. Кончаловский, а не Тарковский. И этого не изменит даже вечность, сколько к ней ни взывай.

 
Источник: kinoafisha.info

14 Ноября 2019
0


1-6 7-12 13-18 ... 673-678 679-684