Обзоры фильмов


Рецензия на фильм «Вивариум»

Вивариум Джемма и Том — молодая парочка, задумавшая купить уютный дом. По рекомендациям друзей они заезжают в офис одной компании, где их встречает тощий человечек в дурацком костюме и с зализанной причёской. Его настойчивость вынуждает их поехать и посмотреть новостройки в районе Яндер, но по приезде они получают не совсем то, чего ожидали. Однообразные зелёные домики, будто бы созданные с помощью нехитрого алгоритма «Ctrl + С», «Ctrl + V», образуют гигантские кварталы, упирающиеся в горизонт.

В одно из таких зданий риелтор и заводит Джемму с Томом. Не сказать, что внутри обстановка другая: в холодильнике безвкусная гостевая клубника, на стенах — рисунки в рамках этого же домика под номером 9, а вся мебель, кажется, была позаимствована из реквизита лощёных рекламных роликов о продаже имущества. Здесь их тощий человечек и оставляет одних. Просто берёт машину и уезжает, пока парочка рассматривает рафинированные декорации их нового семейного гнёздышка. Выбраться из Яндера невозможно: куда ни иди, вернешься к цифре 9, гордо красующейся на лачуге; бензина в машине нет, а на связь с остальным миром выйти не получается. Единственный вариант — жить среди тошнотворных зелёных построек и каждый день сооружать новый план по возвращению в цивилизацию.

Концептуально «Вивариум» легко сравнить с, например, недавно вышедшей «Платформой». Оба фильма — герметичные триллеры, разворачивающиеся в условно замкнутых пространствах и демонстрирующие изменения человеческой личности в нечеловеческих (или в случае «Вивариума», напротив, чрезмерно человеческих, обывательских) условиях. Оба фильма — как одна большая аллюзия на нечто социальное. Причём аллюзия довольно выпуклая, понятная любому: в случае испанского революционного эпоса о фантастической тюрьме — на неравенство в обществе. Другое дело — фильм талантливого ирландца Лоркана Финнегана, выстрелившего малобюджетным дебютом «Без имени», где парочка постепенно сходит с ума в страшном лесу.

Его интересуют проблемы не только социальные, но и биологические. В начале фильма есть две ключевые сцены: первая — где птенец кукушки вылупляется в чужом гнезде и убивает своих «сводных» родственников, вторая — когда Джемма на одном из уроков в школе просит детей притвориться деревьями. Хоррор «Вивариума» не только в простом подсознательном страхе, который испытывают два главных героя. Речь, конечно, об обывательском ужасе оказаться заложником лживых декораций, безвкусной жизни, полной обязательств и цикличных действий. Так одна из их фобий воплощается в жизнь довольно скоро: на пороге нового домика окажется коробка с младенцем, вырастающим в подростка буквально за несколько недель. Но всё-таки Финнегана интересует нечто более сложное. Как минимум — из чего вообще образуются закономерности жизни. То, как мы существуем и обустраиваем быт, — механизм биологический или социальный? Продукт нашего животного начала или навязчивая мысль, продиктованная рекламой, обществом, государством, наконец?

Может быть, это и звучит занудно, но во вселенную «Вивариума» встраивается как нельзя органичнее. Как сделать фильм о плене неестественной жизни? Очевидно, максимально неестественно во всех отношениях. Компьютерные домики в районе Яндера и их обстановка в духе апартаментов Барби — не самые эффектные детали. Есть, например, мультяшные облака, вечно орущий, как закипающий советский чайник, ребёнок (а ещё вне зависимости от возраста он говорит голосом взрослого) и много другой абсурдистской чуши. Эпизодами «Вивариум» с его смешением декораций зловещей обывательской глубинки и сюрреалистических вставок напоминает работы Дэвида Линча. Впрочем, ни о каком эпигонстве речи не идёт: безумие в работе Финнегана более упорядоченное, даже рационализированное.

Вообще для фильма, в который можно запихнуть дерзких откровенных сцен на каждые пять минут, «Вивариум» поразительно сдержан. Том и Джемма окружены абсурдистской обстановкой, но и с ней, как и со всяким бытом, начинают свыкаться. Каждодневное копание пластилиновой земли киркой и лопатами в надежде найти что- то под участком для Тома превращается в обыденность и в своего рода типичную работу, а мальчишка-монстр — в катализатор для подсознательного материнского инстинкта Джеммы. Здесь ценно даже не то, что съёмочная группа создаёт оригинальные абсурдистские декорации, а то, что этими образами не злоупотребляет и уж тем более их не эксплуатирует для шок-эффекта. Чем меньше в «Вивариуме» по- хорошему дурных сцен, тем сильнее каждая из них, присутствующих в фильме, пробуждает все социальные страхи.

В принципе, весь экзистенциальный ужас обывательской жизни уже был заключён Мальвиной Рейнольдс в песне Little Boxes. Мысль о том, что главная проблема современного рафинированного быта — в его цикличности (и не только в том смысле, что каждый день похож на другой, а в наследственности), пожалуй, окажется постарее самого кино, но в «Вивариуме» Финнегану удаётся в общих чертах лаконично объяснить парадокс связи биологического и социального. Что было раньше: яйцо или курица? Скорее риелторы и новые стулья из IKEA.

 
Источник: film.ru

03 Апреля 2020
0


Рецензия на фильм «Побег из Претории»

Побег из Претории Тим Дженкин (Дэниэл Рэдклифф) и Стивен Ли (Дэниел Веббер) — два борца против апартеида. Совершив дерзкую акцию посреди людной улицы, они получают гигантские сроки и отправляются в одну из самых строгих тюрем ЮАР. Но исправляться по программе государства им не очень-то и хочется: поняв, что поблажек и скощённого наказания ожидать не стоит, друзья начинают готовить план побега. Сначала к ним присоединяется только заключённый по имени Леонард, однако потом в авантюру беглецов вписывается целая банда узников, обречённых гнить в Претории по политическим статьям.

Справедливости ради, главная причина, по которой о «Побеге из Претории» вообще — хотя всё равно очень мало — говорили, это участие Дэниэла Рэдклиффа. Лукавить не стоит: и концепт, и политическая подоплёка, и, наконец, съёмочная группа без звёздных имён (самые известные здесь — актёры Иэн Харт, как иронично бы ни звучало, из «Гарри Поттера» и Даниэль Уэббер из сериала «11/22/63») ещё до релиза обеспечили фильму репутацию заурядного ТВ-триллера со звездой, пустившейся во все тяжкие.

Хотя вообще-то участие Дэниэла Рэдклиффа — вполне себе ярлык оригинального или по крайней мере любопытного кино. Посудите сами: в 2019 году — безбашенный exploitation «Пушки Акимбо», в 2017-м — эко-хоррор «Джунгли», в 2016-м — инди- трагикомедия о дружбе с трупом «Человек — швейцарский нож». Между ними, да и до них, впрочем, ролей тоже хватает. Но выборка ясна: Рэдклифф снимается в проектах, некоторые из которых на первый взгляд работают в рамках шаблонного жанрового кино, но на самом деле, напротив, пытаются эти рамки расширить.

«Побег из Претории» абсолютно такой же. Здесь, конечно, есть политические мотивы и проблемы социального неравенства. Даже тюрьма, в которую попали герои, становится эдакой гипертрофированной моделью южноафриканского общества, где унижают темнокожих и репрессируют инакомыслие. Отсюда, собственно, и главный политический тезис «Претории»: побег — такая же форма социального несогласия, как протесты и бунты. Просто он нацелен не только на публичную демонстрацию слабых сторон власти (в случае тюрьмы — несовершенства, ошибочности системы и глупости охранников), но и на собственное физическое вызволение из угнетающей среды.

Хотя долго фокусироваться на этом не хочется и нам, и создателям. Всё-таки «Побег из Претории» — прежде всего о жанре, о работе с его фишками. Тут снова как нельзя кстати появляется модель режиссёра-дебютанта, у которого чешутся руки использовать все технические приёмы, освоенные им за несколько лет профессии. Даже если они не особо и нужны. Фрэнсис Аннан раз десять задействует зональную оптику, заставляет камеру поворачиваться на 360 градусов, а ещё связывает все эпизоды ассоциативным монтажом. Это эпигонство (прежде всего — старым escape- movie и политическим триллерам), но эпигонство искреннее.

Порой даже кажется, что его дебют открыто признаётся в любви творчеству Хичкока. «Претория» вообще построена на одном и том же приёме создания саспенса: деревянный ключ, который герой Тима Дженкина скрупулёзно вырезал десятки дней, застрянет в скважине в тот самый момент, когда надзиратель будет подходить к камерам; или, скажем, во время очередного обыска антагонисты вплотную подберутся к уликам. Хотя самый очевидный оммаж — открывающая сцена с бомбами, очень напоминающая кадры из хичкоковского «Саботажа».

Но вот содержательно в «Побеге из Претории» обыграть архаичные ходы не удаётся. Сюжетно это обычный escape-movie, где герои медленно вырезают ключи к своей свободе. Размеренно и методично Тим и Стивен будут претворять план в жизнь, но столкнутся со всеми издержками классической истории о побеге — обысками, злыми надзирателями, разговорами о воле и несправедливости. И вот здесь уже у режиссёра фантазии оказывается меньше. Визуальное щегольство это, конечно, хорошо, но для идеального дебюта «Побегу» стоило бы самому перестать быть узником жанра.

 
Источник: film.ru

03 Апреля 2020
0


Рецензия на фильм «Убийства по открыткам»

Убийства по открыткам Нью-йоркский коп с тридцатилетним стажем Джейкоб (Джеффри Дин Морган) переживает страшную смерть своей дочери, отправившейся со своим супругом в путешествие. Джейкоб последовательно самоуничтожается, упиваясь алкоголем, бывшая жена (Фамке Янссен) сначала винит во всем его, затем просит найти преступника во что бы то ни стало. Выясняется, что накануне случившегося журналист одной из местных газет получил от маньяка открытку с многозначительной подписью. В такой же последовательности все произошло и в Мадриде, а спустя пару дней — в Мюнхенском хостеле. Обстоятельства повторяют друг друга: европейские города, жертвами становятся молодожены, некто выкачивает из их тел всю кровь, частично расчленяет, забирая какие-то части тел с собой, а после создаёт из трупов подобие скульптур, выставленных в локальных музеях. Безутешный отец убежден, что эти преступления связаны между собой. Полиция поначалу содействовать ему отказывается, уповая на штатский статус Джейкоба по отношению к этому делу, и герой решает заняться расследованием самостоятельно.

Экранизация одноименного романа заслуженного жанрового ремесленника Джеймса Паттерсона (цикл про Алекса Кросса) и шведской писательницы Лизы Марклунд изначально имела большой потенциал, тем более что за постановку взялся, наверное, один из самых известных боснийских режиссеров, обладатель премии «Оскар» и многих фестивальных наград (от Канн до Берлина) Данис Танович. Что нашел для себя в этом материале автор «Ничьей земли», сказать сложно. Если его полнометражный англоязычный дебют «Сортировка» с Колином Фарреллом в главной роли имел как острую проблематику, так и политический подтекст, то «Убийства», в силу своей слабой сценарной адаптации, мало чем отличаются от среднестатистического пилота процедурала на одном из кабельных телеканалов. Прочие экранизации Паттерсона имели больший масштаб, тогда как постоянные перемещения между крупными европейскими городами в «Убийствах» не оттеняют однообразного развития детективной линии. Поначалу Танович старается разбавить непритязательность материала неочевидными художественными решениями: съемка с естественным освещением, несколько сцен в первом акте он ведет через отражения, от зеркал до стекол. Монтажная логика напоминает скорее жанровые фильмы конца девяностых — начала нулевых, которым была свойственна особая эстетика размашистого триллера, где динамика обусловлена резкими немотивированными склейками наподобие «Охотников за разумом» Ренни Харлина.

Ошибкой становится введение в повествование как флешбеков, похожих на рекламу из свадебных журналов, так и желание Тановича показать лицо главной жертвы. Если бы дочь Джейкоба оставалась силуэтом, прикрытым простыней в той сцене, когда ее опознает главный герой, то у «Убийств» появилась бы возможность быть структурно более сложными, чем они есть. Создать иллюзию несоответствия таймлайнов и ближе к кульминации оглушить зрителя тем, что две линии развивались параллельно. Однако, помимо примечательной темы соответствия высокого искусства и смерти, прочие мотивации в совершении этих убийств достаточно пространны и окончательно превращают картину в этакий прообраз многосерийного продукта. Что действительно заслуживает внимания, так это перформанс талантливого актера Джеффри Дина Моргана, который даже в условиях поверхностно прописанного образа безутешного отца старается сделать своего персонажа правдоподобным.

«Убийства по открыткам» будут интересны как поклонникам актера, так и любителям детективного жанра. Что довольно иронично, оператором фильма стал Сальваторе Тотино, некогда работавший с Роном Ховардом над трилогией про профессора Роберта Лэнгдона («Код да Винчи», «Ангелы и демоны», «Инферно»). Определенная концептуальная связь между этими историями все же есть.

 
Источник: kinoafisha.info

02 Апреля 2020
0


Рецензия на фильм «Морские паразиты»

Морские паразиты Шивон — талантливая студентка, изучающая морских существ. Все свободное время она готова проводить за исследованиями, избегая лишних контактов с людьми. Это не помогает ей избежать учебной практики. Девушка вынуждена отправиться на рыболовецком судне в море — чтобы собственноручно собрать данные для дипломной работы и совершить глубоководное погружение. Безопасность пассажира не входит в планы капитана. Из-за алчности и недальновидности корабль заходит в «запретную зону», чтобы собрать невероятный улов. Вместо этого они находят только проблемы. Теперь команде придется столкнуться с неизвестными морскими обитателями, несущими угрозу для жизни всех членов экипажа. Главной надеждой оказывается студентка — она единственная, кто понимает масштабы угрозы. Вот только окажется ли научный фанатизм спасением экипажа, или же именно он станет причиной гибели всего корабля?

«Морские паразиты» — довольно рядовой ужастик. Внутри не зашито смелых идей и невероятных концепций. В очередном столкновении человека с неизведанной природой, перед которой он оказывает бессильным, мало свежести. Как и в крупицах страха, скрывающегося в местной клаустрофобии и осознании неотвратимости. О главном сюжетном повороте вы догадаетесь быстрее талантливой студентки и моряков со стажем. Шанс выжить представится только самым осторожным, что лишний раз доказывает: осмотрительность и дотошность никогда нельзя считать глупостями. Дизайн морских существ тоже сложно записать в плюсы. Они не пугают и не вызывают приливов отвращения. Характеры героев будут слишком узнаваемы и представляют стандартный набор из массовых ужастиков. Казалось бы, перед нами кино для подростков, шумных компаний и изголодавшихся любителей пощекотать нервы на большом экране. Но удивительным образом вспышка современного вируса преображает картину.

Почти все происходящее напоминает о сегодняшних проблемах. Местных паразитов очень легко воспринимать как инфекцию. Они проникают в кровеносную систему и пытаются найти выход из организма носителя, не преследуя цели его поскорее убить. Просто так получилось, и никто в этом не виноват. Зараженным может оказаться каждый, и это вынуждает отстраняться друг от друга и сохранять бдительность. Хотя угроза не передается воздушно-капельным путем, неизвестность и бессилие против местных паразитов буквально парализуют. Дальше только радикальные карантинные меры, пугающие намного больше жутких лавкрафтовских тварей. Простая история оказывается иллюстрацией здесь и сейчас, уменьшая мир до размеров рыболовного судна, оказавшегося в агонии.

Неожиданная актуальность заставляет по-другому смотреть на знакомые для жанра вопросы. Оправдана ли возможность спасения нескольких жизней шансом распространения неизвестной заразы среди людей? Стоит ли сломя голову бежать на землю за помощью, и является ли карантин панацеей от возможных опасностей? Что мы можем противопоставить природе? Простые моряки мечтают добраться до суши и доверить другим исправлять их ошибки. Студентка-ученая по-другому воспринимает возможную угрозу для всей популяции, не размышляя обывательскими категориями. Для нее логика и риски перевешивают любые мольбы и обещания ради спасения одной жизни. Глупость и эгоизм оказываются опаснее любых инородных паразитов, ставя под угрозу будущее человечества. Сейчас подобное выглядит одним из самых жутких сюжетов.

Воспринимая «Морских паразитов» в отрыве от актуальных проблем, вы рискуете увидеть лишь недочеты и проблемы. Оставляя в стороне избитые характеры героев и примитивный сюжет, перед нами один из самых страшных фильмов последнего времени, пугающий своей неизбежностью и сопричастностью. Здесь не получится вовремя помыть руки, надеть маску, спрятаться дома и найти помощь. Сама проблема вынуждает думать не только о себе и принимать ответственные решения без права на ошибку. «Морские паразиты», кажется, превратился в универсальное кино, которое понравится не только поклонникам хорроров, но и смельчакам, готовым окунуться в пугающую атмосферу, так похожую на сегодняшний день.

 
Источник: kinoafisha.info

02 Апреля 2020
0


Рецензия на фильм «Преступный человек»

Преступный человек Грузия, наши дни. Сквозь пейзаж, погруженный в предрассветную дымку, едут два автомобиля, две тревожные белые точки. В одном из них везут жертву, в другом сидят убийцы. Несколько глухих хлопков, дело сделано, и снова тишина, лишь гудит где-то вдалеке автострада. У преступления, всколыхнувшего страну (погиб Константин Геловани, голкипер национальной сборной), есть свидетель. Именно его глазами на общем равнодушном плане мы наблюдали акт убийства. Именно он главный герой фильма, хотя вплоть до финала его имя так и не будет названо (исполняющего эту роль Георги Петриашвили Мамулия нашел на проходной театрального института в Тбилиси, где тот работал охранником).

Свидетель — всегда соучастник, и неважно, что он выбирает — говорить или молчать. Все в этой жизни связано, хоть и случайно. Завороженный чужой судьбой, трагически оборвавшейся по неизвестным ему причинам, свидетель превратится в сталкера. Явится на похороны, будет подсматривать за женщиной, которая, в отличие от него, согласилась сотрудничать с органами — в ту ночь она тоже находилась неподалеку от места преступления. Станет выслеживать родственников убитого и наконец сам купит пистолет.

И все это без единого слова. Ведь главное происходит в голове, читать надо не по губам, а по глазам. Но и они не зеркало души, а слепой мрак бесконечности. У поступков тут нет причин, только последствия, как бы намекает Мамулия, повторяя за Альбером Камю, в дебютном романе которого («Посторонний») поступки героя, в том числе и убийство, были так же вызывающе ничем не мотивированы.

Почему мы вообще ждали этот фильм ни о чем? Потому что он на самом деле о состоянии всего российского кино. Ну, не всего, конечно, но той его важной и авангардной части, за которую отвечает Московская школа нового кино, чьи выпускники чаще прочих участвуют в международных фестивалях. Игорь Поплаухин («Календарь»), Саша Кулак и Руслан Федотов («Саламанка»), Максим Шавкин, трагически погибший в 2017-м («14 шагов») — все выпускники МШНК. А Мамулия (кстати, философ по образованию) — ее идеолог, творческий руководитель. И идеология ментора очень сильно определяет работы студентов школы.

Прошлый и первый фильм Мамулии, «Другое небо», вышел почти 10 лет назад. Интересно было бы узнать, как тотальная смена вех, носителей и устройства кино повлияла на философию режиссера-педагога, который много говорит о бессилии кинематографа перед бегом времени, о необходимости особого метода, который позволит режиссеру не ловить за хвост стремительно уходящую натуру, но бить на упреждение. Ну вот, теперь этот метод можно видеть на экране в чистом виде, и, похоже, его секрет в отказе от погони за современностью.

Время не властно над автором, методологически Мамулия верен себе образца 2010-го. Как и в «Другом небе» (интересно, что в первом варианте монтажа тот фильм кончался почти так же, как начинается этот — найдя в Москве свою беглую жену, его герой, Али, расстреливал ее на общем плане, на фоне какой-то кучи песка за городом), повествование очень пунктирно, сюжет растворен в плотной вязи бытия. Диалоги сведены к минимуму, а основной двигатель сюжета — шумы цивилизации, новостные сводки и прочий абсурд телевизионного эфира. Вот фоном идут криминальные репортажи, а вот многозначительным контрапунктом — караван историй про двух Эскобаров — Пабло и Андреса, наркобарона и футболиста, чьи судьбы тоже связаны навеки, как и героев фильма.

Образный мир фильма стремится к лаконизму, но режиссеру явно не хватает решимости сделать шаг вперед и избавиться раз и навсегда от вычурных красивостей, от золотого сечения в пейзаже, от поэтики Андрея Арсеньевича Тарковского, от всех этих одиноких деревцев и прочей метафизической бутафории. Виды и дали у Мамулии явно даны не как виды сами по себе, а как знак красоты и живописности. Они вызывают в памяти череду других таких же иконических живописных пейзажей — досадное отступление от режиссерской идеи не навешивать ярлыки и не маркировать события, показывать их такими, какие они есть, а не такими, как мы их склонны интерпретировать.

В «Преступном человеке», разумеется, проступает массив авторитетных референсов — от классиков киноэкзистенциализма вроде Антониони до их нынешних наследников Альберта Серра или Лукресии Мартель, возглавляющей жюри основного конкурса в этом году в Венеции (она тоже исчезла с радаров почти на 10 лет, но вернулась как раз с совсем другим кино). Жаль, что она не посмотрит «Преступного человека», который участвует в программе «Горизонты».

Но саму стратегию обращения с современностью Мамулия, похоже, подсмотрел вообще в другом месте — у Александра Сокурова, пропустившего все культурные бури XX века, но снимающего современнее всех киноавангардистов века XXI. Кажется, ответом на самый болезненный вопрос 2019 года — «Как, не теряя себя, успеть за стремительными виражами реальности?» — окажется «Вообще сойти с дистанции». А вот отстать на какие-то 10 лет для этого явно недостаточно.

 
Источник: kinopoisk.ru

02 Апреля 2020
0


Рецензия на фильм «Туннель: Опасно для жизни»

Туннель Заснеженная Норвегия, горная местность, где множество дорог проходит через туннели. Здесь всё движение зависит от чистящей техники и спасателей. Но однажды случается трагедия: после аварии в девятикилометровом туннеле начинается пожар. Техника не может пробиться через снежные преграды, и вся надежда только на небольшую группу спасателей, которые готовы зайти с обратной стороны.

Норвежские фильмы — нечастые гости на российских экранах. Но вовсе не из-за их качества. Просто в этой стране совершенно своя атмосфера, которая отражается и в кино. Но в «Туннеле» (который в русской локализации получил излишнюю приписку про опасность, чтобы сразу обозначить жанр) даже неподготовленного зрителя могут удивить лишь необычные имена и типажи, совсем непохожие на голливудские.

В остальном же режиссёр Пол Ойе, раньше снимавший ужасы, показал самый классический фильм-катастрофу, какой только можно представить. Но это вовсе не недостаток фильма, скорее наоборот, его главный плюс. Ведь в последнее время достойных представителей жанра выходит слишком мало. А если Голливуд и снимает нечто подобное, то сразу замахивается на глобальные разрушения как минимум целой страны, а то и всего мира.

«Туннель» же совершенно локален. Его действие, как сказано в титрах, основано на реальных событиях и охватывает совсем небольшую группу людей. Причём вступление построено как хороший пазл: зрителей знакомят со всеми героями, показывают их передвижения и заставляют гадать, кто из них окажется в центре трагедии, а кого минует страшная участь.

Авторы не отходят от этих принципов и когда начинается основная часть сюжета. В туннеле, разумеется, оказывается множество жертв. Но действие не склоняется к слишком массовым сценам, фокусируясь на отдельных героях. Типажи подобраны самые разнообразные, и лишь некоторые из второстепенных персонажей кажутся слишком уж стереотипными. Большинство выглядят живыми и эмоциональными.

Причём зрителю позволяют наблюдать не только за попавшими в беду и спасателями, но и, например, за оператором спецслужб, следящим за событиями дистанционно. И здесь «Туннель» показывает тот реализм, которого не хватает многим катастрофам. Например, необходимость дождаться подтверждения происшествия от свидетеля. Или запрет спасателям входить в туннель. Из-за этого они, понимая, что внутри могут гибнуть люди, должны лишь ждать.

Но, конечно, без героизма не обойдётся. Недаром в центре сюжета бывший спасатель Стейн и его дочь Элиза. Так что останется место и для необдуманной смелости, и для красивых речей о любви и спасении. Вообще фильм иногда можно заподозрить в излишней эксплуатации трогательных тем: некоторые драматические линии ни к чему не приводят и нужны лишь чтобы добавить эмоций при просмотре.

И всё же обвинять норвежцев в намеренном вытягивании зрительских слёз трудно. Фильм и без этих сцен получился очень напряжённым. А ещё важнее, что съёмки в самом туннеле, хоть и не блещут спецэффектами, передают самые важные ощущения: неразбериху, панику и полную растерянность, когда люди неосознанно делают хуже и себе, и другим. А главное, чувствуется клаустрофобная атмосфера безвыходной ситуации, когда оставаться на месте так же опасно, как и пытаться выбраться. И в некоторых моментах кто-то наверняка заметит, что сам неосознанно задерживает дыхание.

Фильм «Туннель: Опасно для жизни» может разочаровать лишь тех, кто ждёт от него масштабов блокбастера со всевозможными взрывами и глобальными катастрофами. Остальным же он наверняка придётся по душе. Но даже скептически настроенного зрителя картина захватит своей напряжённой атмосферой и очень обаятельными героями. Ведь в таком кино важнее всего не разрушения, а человеческие жизни и ощущение опасности. А это норвежцам отлично удалось передать.

 
Источник: kinoafisha.info

26 Марта 2020
0


1-6 7-12 13-18 ... 787-792 793-798