+ ОТКРЫТЬ САЙТБАР +

Обзоры фильмов


Рецензия на фильм «Джон Уик 3»

Джон Уик 3 В конце прошлой серии Бабу-ягу — как с опасливым уважением называют Джона Уика другие киллеры — объявили вне закона. Теперь у него на хвосте несколько десятков убийц, которые караулят парию за каждым поворотом, и никаких прежних привилегий: зашивать раны и искать оружие приходится самому — помогать «экскоммьюникадо» отказывается даже Голубиный король (как никогда самодовольный Лоуренс Фишберн).

Новый статус, впрочем, никак не влияет на профессиональные навыки Уика: в резвом прологе он дерется томиком «Русских народных сказок» Афанасьева, крошит преследователей антикварными ножами и топорами и красиво уходит от погони на лошади. Те, кто в этот момент приготовились к новому «Безумному Максу», должно быть, вскоре почувствовали себя обманутыми: следующие полчаса — по меркам этого цикла почти вечность — погружают зрителя в поразительные подробности уиковской биографии и проясняют устройство преступного мира, в котором у каждого действия есть последствия.

Правила, хорошо разработанный кодекс поведения — очевидно, ключевой элемент этой вселенной: собственно, из-за нарушения конвенций Уик вернулся с пенсии в первом фильме (дежурная шутка про убитую собаку и заваленный трупами Нью-Йорк) и попал в переплет во втором. В третьей части, у строго обусловленной правилами линии, представленной прежде только управляющим отеля «Континенталь» Уинстоном (Иэн МакШейн), появляется новое лицо: важную роль здесь играет безымянная судья Правления кланов (Азия Диллон из «Миллиардов»), которая обеспечивает не столько справедливость, сколько неотвратимость возмездия — силами повара-ассасина и его учеников.

Режиссер Чад Стахелски, со своей стороны, продолжает флиртовать с бондианой: мнимо-роскошные титры, подсказанная «Спектром» (2015) география (в Касабланке происходит короткая, но яркая встреча с фам-фаталь — Холли Берри — и ее вечно голодными собаками), несколько драк, которые, как и два года назад, разворачиваются в зеркальных интерьерах; в следующих частях Уик, видимо, встанет на лыжи и разучит британский гимн.

Другой важный (хоть и менее, наверное, престижный) источник вдохновения всего проекта — азиатские боевики: отсюда и знаменитая балетная пластика впечатляющих по обыкновению экшн-сцен, и заглавный образ смурного монаха, в которого Уик стремительно превращается. С соответствующим (и все же, кажется, чрезмерным) пиететом к нему относятся и многочисленные оппоненты: все эти бесконечные «для нас честь драться с вами» временами выглядят приветом из древней восточной культуры, но едва ли этого белого господина заботят вопросы постколониальной теории — быть бы живу.

И потом: этот все расширяющийся мир по-прежнему интересно разглядывать. «Уик» еще не застыл, координаты и анкетные данные продолжают уточняться, и оттого новые переменные (вроде живущего в пустыне Старейшины, к которому прислушиваются даже кланы) вызывают скорее любопытство — видно, что авторов занимает не только качество и разнообразие трюков, но и политическое измерение сюжета, игра башен, которая в теории позволит сохранить франшизу даже после того, как Киану Ривз решит остановиться. В этом отношении третья часть превосходно обрисовывает перспективы: завязывает конфликты, намечает альянсы, вводит — и не лишает при этом жизни — новых персонажей; понятно, куда двигаться дальше.

Главная, однако, новость заключается в том, что «Уик» окончательно перестал выдавать себя за перворазрядное зрелище — порок, которым страдала его пышная итальянская серия, стремившаяся задним числом выправить родословную. Не сдерживающий себя рамками приличия (весь славянский сюжет, восточные сцены, по заказу лягающаяся лошадь), третий фильм оказался попросту честнее своих предшественников, слишком уж дороживших репутацией «последнего настоящего боевика».

И тут будет уместно вернуться к параллели с бондианой. Убедительно залитый кровью, с трудом передвигающийся на ногах, перешедший ближе к концу на птичий клекот, Джон Уик страшно напоминает героя «Казино «Рояль» (2006), который постоянно пропускал удары, ошибался на ровном месте и вообще чуть не умер в середине фильма. Но при всей смелости отдельных визуальных и смысловых решений нужно понимать: чтобы всерьез переживать, доживут ли наши любимцы до рассвета, в обоих случаях пределы допустимого были очерчены слишком однозначно (желание пересмотреть этот договор со зрителем и привело к увольнению Дэнни Бойла, который должен был покончить — похоже, довольно радикально — с 007 в его нынешней итерации). Логика комикса — а точнее, всего корпуса романтической литературы, которому в равной степени наследуют и Бонд, и Уик, — надежно оберегает их от смерти, а какая в 2019 году может быть ревизия без кровавых пузырей в углу рта? Любовно тасуя и сам себе сдавая клише, «Джон Уик» проделывает не такую благородную, но, вероятно, не менее важную работу: напоминает о зрелищной природе кинематографа — и бесперебойно это зрелище производит.

 
Источник: kinoart.ru

17 Мая 2019
0


Рецензия на фильм «Покемон. Детектив Пикачу»

Покемон. Детектив Пикачу Молодой работник страховой компании Тим Гудман узнаёт о смерти своего отца Гарри — детектива полиции. Он приезжает в Райм-сити, город, в котором мирно сосуществуют люди и покемоны. Придя в квартиру отца, Тим встречает там потерявшего память Пикачу, который, похоже, работал с Гарри. Странным образом мальчик и покемон могут понимать друг друга. И тогда они решают разобраться в происшествии, которое, по мнению Пикачу, не было несчастным случаем.

С учётом популярности сначала аниме-сериала, а потом и игры Pokemon Go, покорившей буквально весь мир, «живая» экранизации была лишь вопросом времени. И худшее, что могли бы сделать авторы фильма — взяться пересказывать классическую историю из аниме о поисках покемона, тренировке и сражениях. К счастью, они пошли совершенно другим путём. Правда, и здесь есть некоторые недостатки. Но большинство из них меркнет на фоне общей атмосферы картины.

С самого начала сюжет подаётся так, будто зритель должен знать предысторию. Буквально в первых кадрах фигурирует покебол, а рассказы о сражениях упоминаются лишь вскользь. Да и сам сюжет фильма — вольный пересказ игры «Детектив Пикачу». Но если кто-то не знаком с первоисточником — неважно. Предысторию кратко расскажут в виде виртуальной экскурсии по Райм-сити, а потом объяснят, что здесь она уже не играет роли. С началом основного сюжета положение зрителей примерно уравняется. Ведь тут трудно сказать, что авторы уж очень сложно закрутили действие. Злодей очевиден с первого появления, почти все твисты можно предсказать. Всё это вообще трудно назвать детективом — герои просто ходят от одной локации к другой и получают ответы.

Но всё это почти неважно. Ведь главное в этом фильме сам мир покемонов и милейший Пикачу. Авторы картины сумели создать своеобразную мультяшную версию «Бегущего по лезвию», показав необычный город с суетой, неоновыми вывесками и тайнами. Но не мрачно-обречённый, а милый, поскольку улицы заполнены всевозможными покемонами. А при появлении Пикачу вообще забываются все недостатки. Героя умудрились сделать не просто пушистым и забавным, а действительно прописали ему характер. Покемон, зависимый от кофеина и постоянно сыплющий новыми идеями и предложениями, отлично оттеняет нерешительного Тима и превращает историю из детектива в забавное бадди-муви. А сочетание игрушечной внешности с голосом Райана Рейнольдса и текстовыми шутками добавляет ассоциаций с «Дэдпулом» (отдельное спасибо российским прокатчикам, что оставили Петра Гланца на озвучке, иначе этот момент мог просто потеряться).

В целом главные герои повторяют совершенно типичный путь напарников из полицейских фильмов, но всё это подано с чисто пародийной точки зрения (а как иначе, ведь один из них — мальчишка, а второй — пушистый зверёк в шляпе). Да и все остальные повороты сюжета очень уж стереотипны, вплоть до третьей героини — отважной репортёрши. Всё это было в фильмах девяностых. Но снова спасает юмор. И тут, кстати, проявляется ещё один недостаток. Но не самого фильма, а всей современной рекламы — в трейлерах опять показали слишком много. Значительную часть наиболее смешных моментов уже слили в рекламных роликах. И если у тех, кто не смотрел трейлеры, момент первой встречи Тима и Пикачу или сцена поимки Мистера Майма вызовут приступ смеха, то другие лишь ещё раз увидят знакомый гэг.

В целом фильм вышел очень (иногда даже слишком) простым и предсказуемым, что, конечно, может несколько расстроить. В финале будет пара неплохих сюрпризов, в том числе один отличный персонаж, но в остальном всё развивается совершенно линейно. Но фанаты будут радоваться появлению множества знакомых покемонов и их сражениям, а те, кто ничего о них не знает, просто поумиляются милым существам, посмеются над неплохими шутками и влюбятся в пушистого Пикачу.

 
Источник: kinoafisha.info

17 Мая 2019
0


Рецензия на фильм «Королева сердец»

Королева сердец Анна (Трине Дюрхольм) – успешный датский адвокат, оказывающий помощь жертвам семейного и сексуального насилия, счастливая супруга не менее успешного врача-инфекциониста Петера (Магнус Креппер) и мать прелестных девочек-близняшек. Их жизнь в спокойном от суеты элегантном загородном доме размерена и идиллична, пока в семье не появляется третий ребенок: сын Петера от первого брака Густав (Густав Линд) приезжает из Швеции. Парень на пороге совершеннолетия, с сопутствующими юношескими проблемами, беспокойством, с досадой воспринимающий тот факт, что должен жить в семье, где он чужой.

Анна, как образцовая хозяйка дома и хороший психолог, пытается наладить взаимоотношения и помочь приспособиться пасынку, находящемуся в таком затруднительном положении. Для этого ей даже приходится применить особую тактику и пойти с мальчиком на сделку, жестко запретив нарушать правила дома. Правда, сама же Анна нередко в рабочих вопросах часто поступает на грани установленных норм – то ли потому, что слишком уверена в себе и своей правоте, то ли из-за импульсивности и потому что не умеет вовремя остановиться. Но ведь она профи, да и к тому же ее манера располагает, ей трудно не доверять. С ее помощью Густав быстро вписывается в семью, отныне сестры не отлипают от него, он чувствует себя свободно и как-то даже приводит в дом девушку. А затем случается непоправимое – между Анной и Густавом вспыхивают чувства.

Так бывает – мы влюбляемся в тех, кого спасаем, кому помогаем, и проявленная к Густаву доброта (и общий секрет, который она обещала не выдавать отцу) дает Анне повод к первому сближению. Проснувшимся чувствам она не противится. Ей интересно. Разглядывая в зеркало свое увядающее тело, она задается вопросом, достаточно ли она еще сексуальна, и запретные желания выползают наружу и одерживают над ней верх. Эти чувства к молодому парню, который, конечно, не выглядит как ребенок и уже имеет сексуальный опыт, кажутся вполне искренними и естественными, хотя, с точки зрения нравственности и здравого смысла, понятно, что они не приведут ни к чему хорошему. Любая близость имеет последствия. В данном случае они будут трагические. Когда опасность разоблачения станет реальностью, Анна пойдет на все, чтобы сохранить привычную жизнь. Вырулить любой ценой.

Оригинальное название фильма Dronningen, что переводится не только как «королева» и «ферзь», но и как женский орган - матка. Англоязычное название Queen of Hearts тоже интереснее - «Червонная королева». В картах этот персонаж принято толковать как страстную женщину с большим жизненным опытом, а по книгам Льюиса Кэрролла мы помним, что эта фигура – безумный и жестокий диктатор, привыкшая повелевать и подчинять. Как ведет себя на игровой доске ферзь, тоже всем известно. Трине Дюрхольм играет поочередно все переводы и трактовки (включая матку). Сперва ее Анна – приятная, умная, рациональная женщина, которая всегда знает лучше других, как поступить, и может разрешить любую сложную ситуацию. Она умело контролирует пространство своих интересов и близких людей вокруг себя, и это выглядит проявлениями заботы. Но вместе с тем (что проявляется в кульминационный момент фильма) это человек, который не терпит отказа и привык потакать себе во всем, для которого нравственными ориентирами служат его собственные желания. Она способна манипулировать, использовать любые уловки и хитрую ложь для того, чтобы выгородить себя, остаться королевой. Ну и еще, конечно, – спасти семью.

Любопытно, как по-разному люди будут оценивать поведение героини, исходя из личных убеждений, представлений о нравственности, совести, грехе, законе, приличиях. В зависимости от того, что позволяет человек себе самому. В рамках современной европейской повестки, в фильме слегка педалируемой, героиня является преступницей уже в тот момент, когда позволяет себе соблазнить юношу, а он становится жертвой сексуальных домогательств. Сестра Анны, доселе поддерживающая ее во всем, отказывается с ней общаться, став свидетельницей объятий незаконных любовников. «Он еще ребенок», – говорит она.

Нам в России трудно признать жертвой педофила (педофилки?) здоровенского парня, которому открыто продадут в магазине алкоголь и который не самостоятелен разве что в силу финансовой зависимости от родных. Хотя его становится жалко в тот момент, когда от него отворачивается родной отец, считая его клеветником. Нельзя исключать, что кому-то покажется, что большей трагедией стал бы распад счастливой семьи, и отступничество Анны – неизбежное, но необходимое зло. А что мы бы сказали, чтобы скрыть свои грехи? Как далеко мы готовы пойти, чтобы защитить своих близких.

Добавим еще несколько технических деталей. С точки зрения визуальной культуры «Королева сердец» сделана аккуратно, без нареканий, в холодных и приятных северных тонах, подобных фильмам Андрея Петровича Звягинцева, только без излишней декорированности. Сексуальные сцены откровенны, но также лишены высокой температуры и сняты иногда на отдалении – пламя страсти не обжигает тех, кто смотрит со стороны. Постановщица легко добивается участливого сочувствия ко всем или почти всем персонажам благодаря хорошо прописанным характерам и безошибочной работе актерского ансамбля. Фильм из тех, что оставляют эстетическое наслаждение и долгое послевкусие, будоражат и заставляют провести тягостную, но необходимую ревизию убеждений. Это полезно, особенно если вы давно не сомневались в правильности принимаемых решений.

 
Источник: kino-teatr.ru

16 Мая 2019
0


Рецензия на фильм «Отпетые мошенницы»

Отпетые мошенницы Кажется, история «Охотниц за приведениями» и «Подруг Оушена» никого ничему не научила. Чем думали продюсеры, когда брались снимать женский римейк подзабытой комедии 1988 года, не очень понятно, разве что они рассчитывали на полную амнезию у своих будущих зрителей, поскольку «Отпетые мошенницы» — это такая побуквенная копия, что даже неловко. Сцены тут переснимаются настолько в лоб, что даже малейший зазор отсутствует. Сначала казино, потом поезд, потом сцена с тачкой, далее везде, только пол всех действующих персонажей сменён на диаметрально противоположный, с той небольшой изюминкой, что если Энн Хэтуэй в качестве заменителя Майкла Кейна ещё ничего так, то Ребел Уилсон со своим бодипозитивом в качестве имперсонатора Стива Мартина — это как-то настолько странно, что в сцене с «обучением» ты слегка округляешь глаза.

Второй существенный момент, кто подзабыл оригинал, что это никакие не «друзья Оушена» и по жанру, поскольку как и оригинал, это скорее комедия про придурков, только почему-то на серьёзных щах, особенно в эпизодах «властелина колец». То есть тут скорее не про то как команда суперкрутых аферистов окучивает богатеньких лохов на Лазурном берегу, а как взрослые дяди и тёти кривляются на камеру, изображая умственно-альтернативных. Какое такое новое дыхание околофеминистический дискурс мог открыть в этом жанре, вообще не понятно. Ну, да, обувать лохов-мужчин — это современнее, чем наоборот, но концовка тут всё равно никуда не денется.

Наконец третья проблема этого фильма в том, что вообще оригинал был довольно театрализованным действием, неспешно шутящим свои шутки в стиле водевилей сороковых, и все попытки снимать то же самое сейчас даже с современным подходом к монтажу и операторской работе не в состоянии сделать кино достаточно бодрым, чтобы удовлетворять зрителя. Да, местами это смешно, но в основном — просто слегка забавно. Все эти игры с профессором Профессором, переписанные чутка на современный лад, и выпучившая глаза Пенни выглядят в достаточной степени нелепыми, но смеялись в зале раза три. Что, соглашусь, для нынешнего состояния жанра комедии ещё не самый плохой результат.

В финале авторы вообще так разошлись, что переписали ключевую сцену, в каком-то смысле поменяв финал на противоположный, но всё равно оставив всё как есть. Так инвалид в коляске превратился в «истерическую незрячую», в ход пошла какая-то мутная бабушка-медуза, а Хэтуэй пошутила про «джаваскрипт» и «регулярки». Юмор в зале оценили, кажется, только единицы. В остальном же шутка про «мусорное платье» остаётся единственным действительно самобытным изобретением авторов, которое им так понравилось, что пришлось повторить его дважды. MGM может собой гордиться. Впрочем, «Капитан Марвел» два месяца назад снова подняла флаг женских блокбастеров, а значит, на этом киноделы не остановятся. Ждём новых провальных римейков.

 
Источник: kinokadr.ru

11 Мая 2019
0


Рецензия на фильм «Война Анны»

Война Анны Ноябрь 1941 года, зона немецкой оккупации на Украине. Еврейская девочка Анна вылезает из-под присыпанных землей, переплетающихся, как корни, тел. Следующие два года она будет прятаться в камине комендатуры, прямо под носом у тех, кто, возможно, пытался отправить ее на тот свет. Она слышит украинскую и немецкую речь, видит, как люди в комнате рисуют плакаты в поддержку Третьего рейха, играют с утятами, занимаются сексом, смотрят американские мультфильмы.

Ночью она выбирается, чтобы попить из стакана, где моют кисточки, или съесть оставленный на видном месте помидор. Параллельно она исследует комендатуру (видимо, бывшую школу) с ее анатомическими рисунками, чучелом волка и чердаком, засиженным голубями. Сбежать она не пытается: то ли помнит эхо расстрела, то ли просто боится злобной сторожевой овчарки.

Новая лента Алексея Федорченко, как и его предыдущие "Ангелы революции", родилась на документальной основе: на просторах интернета режиссер вычитал про девочку, которая во время войны пряталась в камине комендатуры в Полтавской губернии.

Точное место тут, впрочем, не звучит, да и время, обычно занимающее в фильмах о Великой Отечественной какое-то слишком важное место, мгновенно отходит на второй, а то и на третий план. Годы в камине показаны как монотонная череда действий: трудно сказать наверняка, сколько на самом деле по сюжету проходит времени. Часы, дни, недели, месяцы и годы сливаются: их расцвечивают только яркие воспоминания девочки о помидоре или новогоднем макабре пьяных немцев с имбирными печеньями в форме свастики (реальная деталь).

Детская оптика — это одна из главных находок Федорченко и сценаристки Натальи Мещаниновой для разговора о войне. Поначалу фильм кажется немного ученическим: вместе с оператором-виртуозом Алишером Хамидходжаевым, умеющим сфокусировать камеру на хаотично мечущейся по комнате мухе, режиссер в чем-то похож на выпускников ВГИКа с их старательной топорностью. Однако эта кинематографическая наивность, подчеркивающая взгляд на мир маленькой героини, скоро сменяется емкой простотой, которая звучит точнее и звонче всей патетики, которая обычно свойственна военному кино.

Несмотря на оставшийся за кадром расстрел, для Анны все происходящее — это такая игра. В этом смысле ближайшим аналогом фильма Федорченко внезапно оказываются видеоигры в популярном жанре "симулятор ходьбы", где игровой процесс сфокусирован на изучении окружающего пространства и получении информации о сюжете через записки, дневники, аудиокассеты или видеозаписи.

"Война Анны" частично снята как бы от первого лица, и постоянные затемнения, которыми на монтаже Федорченко отделил друг от друга дни и ночи, параллель лишь усиливают. В кино этот прием уже почти не используют, зато в играх — довольно часто, например, для того, чтобы показать, что герой заснул.

Анна тоже находится в своеобразном "симуляторе ходьбы", открывая для себя взрослый мир военного времени. Здесь уместно вспомнить, что Набоков, переводя известную сказку Льюиса Кэрролла, назвал ее "Аня в Стране чудес", а "потерянность" Анны во времени как раз рифмуется с полетом через кроличью нору. Хотя фильм Федорченко больше похож на другую часть кэрролловской саги, "Аню в Зазеркалье": звуки внешнего мира звучат в камине глухо, отдаленно, да и видит происходящее она лишь через трещины.

Комендатура оказывается не только местом заточения, но и пространством для исследования: Анна знакомится с устройством человеческого организма на примере анатомической карты, встречается со злой овчаркой и чучелом волка. Война для Анны — это не война государств и народов: все эти люди — просто взрослые, а взрослые бывают разные.

Реальная война здесь происходит между местными кошкой и собакой. Так же было, например, в комиксе "Маус" Арта Шпигельмана, где Вторая мировая и Холокост были описаны через отношения кошек и мышей. Можно сказать, что так опосредованно девочка узнает, что такое страх и смерть, концепцию которых она будто бы не понимала в самом начале.

"Война Анны" вообще балансирует между сказкой и былью: как в венгерском фильме "Сын Саула", все ужасы Холокоста здесь оказываются где-то на периферии. Секс, смерть и ужасы войны вынесены за скобки. Что интересного в загадочном для шести лет процессе соития у камина, когда рядом с ногой в туфле и игриво-салатовыми трусами светится обещанием сытости помидор? Понимает ли она, приклеивая в гнезде камина вырезки со Сталиным и неким тотемом, увенчанным царской короной, что эти фигуры на самом деле означают? Видит ли Анна такой же символизм в передвижении флажков на карте, какой возникает в голове у зрителей?

Именно этой спокойной и слегка наивной интонацией лента Алексея Федорченко и подкупает, как и надежда, что мир победит войну. Только бы день простоять да ночь продержаться.

 
Источник: tass.ru

09 Мая 2019
0


Рецензия на фильм «Братство»

Братство За историческую достоверность «Братства» отвечают воспоминания служившего в Афганистане генерала Николая Ковалева, бывшего директора ФСБ и депутата Госдумы,— именно на них основан сценарий, написанный самим Павлом Лунгиным и его сыном Александром. Единственным персонажем, которого можно назвать положительным, в фильме оказывается идеализированный образ самого мемуариста — полковник КГБ Дмитрич (Кирилл Пирогов). У него, как положено настоящему чекисту, холодная голова, горячее сердце и чистые руки (хотя маленькие слабости сослуживцев и солдат-срочников к кожаным курткам и импортным магнитофонам он готов воспринимать снисходительно) — здесь «духовно-нравственные основы» уж точно не тронуты.

Итак, Афганистан, 1988 год, приказ о выводе советских войск уже отдан, но провести их через территории, контролируемые моджахедами, не так-то просто. Дмитрич и его коллеги прибывают на фронт, чтобы договориться с предводителем одной из группировок, инженером Хошемом («инженер» он потому, что учился на гидролога в Минске, откуда привез вдохновляющую книгу — «Молодую гвардию» Фадеева), о временном перемирии. Им это даже почти удается, но хошемовские душманы сбивают советский самолет из американского «стингера», а летчик попадает к ним в плен. Он оказывается сыном генерала (Виталий Кищенко), который готов на все, только бы вытащить его живым, и стройный поначалу план летит ко всем чертям.

Стилистически «Братство» наследует перестроечному кино об афганской войне — снятое на зернистую 35-миллиметровую пленку, оно даже выцветшей картинкой в песочно-коричневых тонах напоминает фильмы того времени. Афган здесь — это последний всхлип умирающей империи, развал которой чувствуется во всем: в усталости солдат и командиров, в их почти поголовном равнодушии ко всему, кроме последней возможности раздобыть какой-нибудь ценный трофей, в разброде среди командования и даже в саундтреке (зачистка горного села сопровождается песней Летова «Все идет по плану», а венчает фильм «Мама-анархия» группы «Кино»). Ближе к финалу это ощущение довольно нарочитым образом вербализируется, когда закадровым текстом один из героев сообщает, что с войны они вернулись в совсем другую страну.

Однако этот вполне оправданно безнадежный настрой не слишком согласуется со стремлением режиссера снять наполненный экшеном боевик (здесь есть даже почти вестерновая сцена драки в «салуне», в роли которого выступает чайхана), который ему как раз не очень удается. Большинство персонажей кажутся слепленными из одного-двух штампов: хитрый прапорщик, жесткий генерал, лихой безбашенный солдат, постоянно влипающий в неприятности, не нюхавший пороху телеоператор в очках, совестливый лейтенант, впервые попавший на передовую и потрясенный кровавой изнанкой армейского быта. Личная черта у них всего одна, общая на всех,— посттравматический синдром, да и тот кажется позаимствованным скорее из американских фильмов про Вьетнам. Сопереживать персонажам тем труднее, что действие распадается на набор слабо связанных эпизодов, в которых некоторые из них и вовсе теряются.

Тем не менее на фоне глянцевого «патриотического» кино, которое в последние пару лет пачками выходит к любой заметной дате (даже к Новому году, как фильм «Т-34», хотя, казалось бы, при чем здесь война) и повествует о подвигах русского оружия без особых рефлексий, зато с более или менее явным посылом «Можем повторить!», фильм Лунгина выглядит освежающе некомфортным. Подвигов в нем нет, лозунгов тоже, с героями негусто, да и сама война показана занятием тяжелым, грязным и исключительно бессмысленным, причем для всех сторон конфликта. Даже пресловутого военного братства, о котором вроде как говорится в названии, здесь не ощущается: служащие ограниченного контингента советских войск в Афганистане — люди, которых это тяжелое и грязное занятие случайно и ненадолго свело вместе, а что будет дальше, бог весть. Наверное, такая картина действительно не очень вписывается в представления сенаторов о «воспитании молодежи», зато в гуманистическую традицию и советского, и российского, и мирового кинематографа, в которой военное кино неизбежно оказывается антивоенным,— вполне.

 
Источник: kommersant.ru

09 Мая 2019
0


1-6 7-12 13-18 ... 535-540 541-544