+ ОТКРЫТЬ САЙТБАР +

Обзоры фильмов


Рецензия на фильм «Тёмная башня»

Тёмная башня Путь наименьшего сопротивления — тоже выход из трудного положения. Да и разве не говорят, что простое объяснение чаще всего является самым верным? Фильм «Тёмная башня» обошёлся с концепцией экранизации грандиозного цикла Стивена Кинга удивительно наглым образом, избавившись ото всей грандиозности. Это было бы почти гениально, если бы не оказалось настолько скучно.

Средненький бюджет, больше похожий на гонорар какого-нибудь Роберта Дауни-младшего, и малый по современным блокбастерным стандартам хронометраж, не стремящийся нагрузить вашу задницу, — c такими исходными данными сложно прыгнуть выше головы. Разумеется, маэстро может взять кочергу и ею дирижировать большим симфоническим оркестром, но эффект всё равно уже будет несколько другим, да и маэстро тут не наблюдается.

Увы, «Тёмная башня» никак не тянет на начало эпического путешествия, скорее на робкий шажок. Это больше похоже на пилотный эпизод какого-нибудь сериала. С такой точки зрения всё выглядит неплохо: красивые виды, харизматичные герои, сносный экшен и только светлые надежды на будущее. Вот в первом сезоне авторы раскроют мир по полной, представят героев как следует, а уж в шестом сезоне мы всем миром точно охренеем от «Битвы бастардов».

Но ничего подобного. Получилась экранизация «Властелина колец» за один эпизод, в котором, строго говоря, решены все насущные проблемы. То бишь Фродо таки сел на долбаного орла, добрался до Мордора и на лету сбросил Кольцо в жерло вулкана. Ещё аналогия: Гарри Поттер в первый же год обучения разобрался с Дарами смерти и убил ещё не опохмелившегося от прошлой встречи Вольдеморта. Можно смело потирать руки, как говорится, очередная работёнка сделана на ять.

Вселенная «Тёмной башни» могла бы заинтриговать: параллельные миры, необычная мифология, красивые виды, руины почившей цивилизации. Но к сожалению, за пресловутые полтора часа не находится времени для деталей и описаний. Правильные фэнтезийные саги, соответствующие по масштабам задумки (что «Властелин колец», что «Игра престолов»), часами рассказывают про собственное мироустройство, волей-неволей во всё это начинаешь верить. Здесь же всё слишком абстрактно и неинтуитивно. Это не олимпийские боги какого-нибудь «Перси Джексона» и не стандартные разборки орков с эльфами — про местный странный мир хочется узнать больше, чтобы понять его законы и хоть немного прочувствовать конфликт. Ощутить атмосферу вселенского конца и страх вторжения демонов из другого измерения. Наконец, правильно понять смысл слогана «Смерть всегда побеждает».

Но нет, лучше дождитесь сериала.

Что после такого просмотра можно унести домой? Добрую и злую харизму протагониста и антагониста: Идрис Эльба сыграл себя доброго, Мэттью Макконахи — себя злого. Колоритные дядьки, этого у них не отнять. Но опять же, персонажи сами по себе — без учёта личностей актёров — мало чего стоят. Стрелок мстит и спасает вселенную просто потому, что так надо, — в качестве обоснования его мотивации нам показывают убийство отца, но на драматичный момент это не тянет, скорее просто грубый элемент экспозиции. Почему Человек в чёрном так жаждет конца света — тоже не очень понятно, он вроде бы служит некоему Алому королю, но это мы скорее всего уже никогда не узнаем.

Остаётся разве что бодрый темп, что немудрено — с такой-то продолжительностью фильма. Посредственные спецэффекты — всё показано в трейлерах, а финальная разборка с обязательным применением сверхспособностей стыдливо помалкивает в окружении жирных блокбастеров последних лет. Что точно гарантируем, так это вселенскую печаль, если вы помните и хоть сколько-нибудь уважаете первоисточник.

И ещё по уровню повествовательной активности Джейка Чеймберза его смело можно считать центральным персонажем. Так что это не «Тёмная башня», а «Джейк Чеймберз и Стволы короля Артура». Смело берите детей!

 
 
Источник: kg-portal.ru

04 Августа 2017
0


Рецензия на фильм «Роковое искушение»

Роковое искушение В российский прокат вышло «Роковое искушение» — новая психологическая драма от режиссёра «Трудностей перевода» Софии Копполы. Фильм получил приз за режиссуру на Каннском кинофестивале и закрывал последний ММКФ. В главных ролях — голливудские звёзды Николь Кидман и Колин Фаррелл.

Вместе с палящим солнцем и пением цикад женский пансион миссис Фартсворт (Николь Кидман) осаждает также и грохот канонады — там, за лесом, уже пару лет идёт Гражданская война. Как-то одна из воспитанниц пошла по грибы и набрела на раненого янки, бежавшего с поля боя (Колин Фаррелл). Миссис Фартсворт, естественно, за плантаторский Юг, но из христианского сострадания привечает «северянина». Непрошеный гость немедленно взрывает быт закрытого девичьего мирка.

В «Роковом искушении» София Коппола наконец решила поиграть в триллер, но делает это как-то понарошку. Саспенса не получается, хотя материал вроде располагает. Сексистский роман Томаса Куллинана однажды уже превращался в подобное кино. По его мотивам в 1971 году, сразу перед «Грязным Гарри», Дон Сигел с тем же Клинтом Иствудом снял ещё более неполиткорректный фильм о том, что с женщинами лучше не шутить — физическая слабость легко оборачивается изощрённой местью.

Коппола сохранила коллизию, но без раздумий отбросила все сопутствующие подтексты — вульгарный фрейдизм, расовый вопрос, антивоенный пафос. Гражданская война превратилась в одно из предлагаемых обстоятельств. «Пленённый» капрал оказался наёмником, ирландским эмигрантом, который подался на войну из-за нищеты, а значит, с «южанками» ему делить нечего. Идеологическое, социальное и прочие измерения вынесены за скобки — есть просто женщины и просто мужчина.

Исторические реалии середины XIX века только усиливают обобщение. Закрытый женский пансион — это же заповедник девичества: тугие корсеты, рукоделие по вечерам, разговоры украдкой перед сном. А мужчина-воин — что может быть более маскулинным? Коппола, кажется, сознательно отказывается вникать в психологические нюансы. Её герои фактически не имеют ни цели, ни какого-то умысла — голые инстинкты. Поэтому и триллера не получается: должен же быть хоть один злоумышленник.

Оба фильма (Дона Сигела и Софии Копполы) в оригинале называются одинаково — The Beguiled, но благодаря особенностям английской грамматики могут иметь разный перевод. И если «мужской» версии Сигела больше всего подходит название «Обманутый», то для фильма Копполы лучше использовать множественное число. Искушение, вынесенное в русское название прокатчиками, — лишь одна из множества чувственных реакций, вызванных пришествием чужака в закрытый пансион. Пришелец обещал многое, но ни одно из ожиданий не оправдал. И поэтому пострадал.

Фильм Копполы, при всех его тонкостях, крайне уязвим для упрощённого прочтения. В неоднозначном финале можно легко разглядеть жест радикального феминизма. Следуя режиссёрской логике, все женские индивидуальности фильма — а кроме Николь Кидман это и Кирстен Данст, и Эль Фаннинг, и ещё четыре юных актрисы — в итоге сплетаются в одно коллективное тело, способное воспринимать мужчину исключительно как инородный элемент. В этом случае выбор невелик: либо поглотить, либо изгнать.

В то же время феминистскому движению картина уже однозначно помогла. Благодаря «Роковому искушению» София Коппола стала второй женщиной в истории, получившей режиссёрский приз на Каннском кинофестивале. Первой была Юлия Солнцева («Повесть пламенных лет»), и случилось это более полувека назад — в 1961 году.

 
 
Источник: iz.ru

29 Июля 2017
0


Рецензия на фильм «Взрывная блондинка»

Взрывная блондинка Берлин, 1989 год. Всюду неспокойно, тревожно, параноидально. Что-то грядет. Куда ни плюнь - шпион на шпионе. Между шпионами снуют панки, неформалы, прочая прогрессивная молодежь. Неоновые огни, розово-голубые, как в «Бегущем по лезвию», освещают покрытые граффити стены. Это всё в западной части. На востоке немножко потише, там солдаты и серый бетон социализма без всякой империалистической голубизны-розовизны. Но это, как мы знаем, до скорой поры.

По улицам разделенного города бродит Шарлиз Терон, разведчик на службе её величества. У неё миссия. Как водится, секретная. Типичная для разведчиков в серьёзных фильмах про шпионов и холодную войну. Есть важный список с именами, паролями, явками. В нём, помимо перечисленного, содержатся данные о двойном агенте под скучным псевдонимом, который к тому же трудно запомнить, поэтому будем звать его Шмебулок. Шмебулока, кем бы он ни был (никто не знает, кто это) руководство MI-6 сильно желает вычислить, найти и уничтожить. Того, кто выполнит все три пункта, ждёт суперприз в виде чаепития с королевой - не хухры-мухры награда. Чай, не грамотка в рамочке.

Список с данными о Шмебулоке существует в двух экземплярах. Один - на спрятанной бумажке, второй - в голове у плюгавого мужичка по кличке Бинокль. Соответственно, найти надо либо либо бумажку, либо голову, а лучше и то, и другое.

Метод выполнения поставленных задач у Шарлиз Терон неординарный. Она переодевается, куда-то идёт, пьёт там водку, курит, разговаривает томным полушёпотом и узнаёт, куда идти дальше. Потом переодевается, куда-то идёт, дубасит огромных мужиков подручными предметами и узнаёт, куда идти дальше. Потом переодевается, куда-то идёт, пьёт там водку, курит, разговаривает полушёпотом, томно курит и спит с Софией Бутеллой, от которой узнаёт (из разговора полушёпотом), куда идти дальше. И всё опять по новой в произвольном порядке.

Частенько Шарлиз Терон натыкается на Джеймса МакЭвоя, который играет ту же роль, что ему дают играть последние несколько лет: злобного социопата с безумным оскалом и нездоровым блеском в глазах. Он якобы приставлен помогать ей, но на деле в основном мешает и вообще себе на уме. Настоящая функция у него совершенно другая - излучать харизму и чтобы вы думали, что Шмебулок - это он, ведь так очевидно же всё.

Похождения (а также переодевания, выпивания и так далее) Шарлиз Терон поставлены Дэвидом Литчем, талантливым человеком, который снимал «Джона Уика». Поэтому неудивительно, что лучше всего у него получаются те куски, где Терон дубасит огромных мужиков, выполненные на уровне если не шедевральном, то залихватски пижонском. Есть, например, момент, где она дерётся с каким-то громилой в кинотеатре, в котором крутят «Сталкера« Тарковского. У громилы из щеки торчит, позвякивая, связка ключей, он лупит женщину по лицу, она отбивается, а на фоне - «Сталкер». Или длинный, как будто бы без склеек, пролет камеры, за который происходит несколько фееричных, брутальных схваток с полётами вниз головой по лестницам и втыканием штопора в различные части тела и тут же следом - погоня на «Жигулях». Глаз не оторвать.

Всё остальное тоже чудесно и нуарненько, с правильным музыкальным сопровождением и приятным ностальгическим привкусом «Красной жары». Сотрудники Кей Джи Би в кожанах нечленораздельно рычат что-то про kapitalisticheskaya sobaka, избивая молодого хипстера-выпендрежника скейтбордом под 99 Luftballons, Шарлизонька с наслаждением глушит Stolichnaya. Душевно, клюквенно. София Бутелла, опять же, горячая, разнузданная. Кажется, там ещё был какой-то сюжет.

Да, точно. Мудрёный-перемудрёный сюжет про двойного агента и список. Честно: лучше даже не пытаться вникнуть, потому что если разбираться, почему за переодеванием следует однополое лобзание, при чём тут Джеймс МакЭвой и к чему всё ведёт, то разочарование неизбежно. В финале фильм наворачивает несколько надуманных финтов ушами, и развязка даёт гораздо меньше ответов, чем оставляет вопросов. Поэтому ещё раз: лучше не вникать. Кино-то всё равно прекрасное, и как его можно не любить, когда там Шарлиз Терон говорит по-русски и вышибает мозги нескольким советским резидентам под родные завывания Высоцкого? Любовь-то, настоящая, она же вопреки.

 
 
Источник: rg.ru

28 Июля 2017
0


Рецензия на фильм «Дюнкерк»

Дюнкерк Впервые с тех пор, как ему начали давать хоть сколько-нибудь заметные бюджеты, Нолан снял кино, амбиции которого прямо подразумевают сжатый, а не раздутый хронометраж. «Дюнкерк» — его самый короткий фильм со времён «Преследования», и это само по себе заставляет вздохнуть с облегчением после череды эпиков, чей масштаб в последнее время шёл рука об руку с растущей, местами фатальной неповоротливостью. Смену жанрового кино на реальные события сопровождает сознательная попытка избавиться от предысторий, объяснялок, твистов, семейных драм, любых диалогов, не являющихся строго функциональными.

Помимо прочего, это кино о Второй мировой, где в кадре не только не появляется лицо и не слышится голос ни одного немца — даже само слово, за единственным исключением, заменяется универсальным «враг», уже на стадии краткого открывающего текста подчёркивающим концепцию. Она в том, чтобы взять колоссальное на всех уровнях историческое событие и свести его до первичных элементов. Люди, земля, вода, огонь, снаряды, лодки, эсминцы, истребители; есть жизнь, а есть смерть, и в течение этих нескольких дней вторая может занять место первой в любую секунду. Сиюминутные ситуации важнее большой картины, опыт важнее контекста — потому что для человека, попавшего внутрь военных действий, личное их переживание перекрывает всё остальное.

Нолан находит протагонистов на земле, на воде и в воздухе, и, не ставя себе цели их развивать, определяет их в равной степени через поступки (над которыми они имеют контроль) и внешние факторы (над которыми не имеют). Главный драматический приём — поместить в фокус конкретных персонажей и переживаемый ими кризис, затем отступить назад или в сторону, чтобы в результате найти пафос, противопоставив важность ситуации с тем безжалостным фактом, что эту ситуацию окружает несчётное количество других, и все они могут повлиять друг на друга каким угодно способом. Судьба раненого, которого бегом несут на отплывающий корабль, в течение нескольких минут значит всё — пока в корабль не попадает торпеда.

Подобные эмоциональные толчки раскиданы по всему хронометражу, как мины, и у Нолана хватает проворства сделать пересечения людей, от которых зависит их участь, предельно спонтанными, а не продуманными заранее. Один лётчик потерял бы жизнь, не окажись гражданская лодка в нужном месте в нужное время; другой принял решение, спасшее чужие жизни, но теперь рискует отдать за это свою. Чья-то история заканчивается бессловесным кадром рук в грязной воде, яростно тянущихся вперёд, но затем так же быстро останавливающихся. А кому-то 17 лет, и он погибает одной из самых трагически случайных и идиотских смертей в истории кино, не успев внести никакого реального вклада в общее дело.

Режиссёр в эти моменты не предстаёт ни манипулятором, ни безжалостным богом, вместо этого умело создавая иллюзию, что подобные вещи в кадре происходят сами по себе, а зрителю остаётся лишь по-своему воспринимать и реагировать.

Всё это не предполагает отсутствия в кадре других авторских слабостей, как хорошо знакомых, так и вытекающих из новых приёмов. Нолан не был бы Ноланом, если бы не стал играть с хронологией, но здесь его идея — где-то растянуть время действия на неделю, а где-то свести его до одного дня или часа — на практике приводит лишь к одному эффектному моменту с персонажем Киллиана Мёрфи, в остальное время сталкиваясь с решением режиссёра сделать фильм тесным, торопливым 100-минутным триллером.

Последнему мало подходит и финал, в котором ранее сдержанного Нолана всё-таки догоняет его патриотизм и стремление к духоподъёмности. Поскольку фильм намеренно проводит большую часть времени с небольшими группами людей, тот повторяемый в конце факт, что спасены были 300 тысяч, можно в очередной раз уяснить, но не прочувствовать — и здесь, по иронии, возникает желание, чтобы Нолан всё-таки охватил больший масштаб и, не меняя основную идею, нашёл время для других протагонистов в своих собственных уникальных ситуациях, а не повторял раз за разом одну и ту же сцену с Харди, берущем кого-нибудь на прицел в «Спитфайре», и не бегал за молодёжью, то и дело тонущей или попадающей под огонь.

Подводя к концу индивидуальные истории, режиссёр словно забывает о том, почему они работали до этого. Ему недостаточно оставить мёртвых мёртвыми — про них должны написать в газете, — и недостаточно оставить живых живыми, вдруг попавшими с холодного пляжа в поезд с освещённой солнцем зеленью за окном.

Нет, одному нужно непременно вслух засомневаться, герой ли он, а другому — зачитать знаменитую речь Черчилля, и нарочитая сбивчивая монотонность, с которой он это делает, лишь подчёркивает, что Нолан протаскивает её сюда контрабандой. Возможно, лучший выход у него получает персонаж Кеннета Браны; большую часть времени вставной и ненужный — в фильме преимущественно о том, что люди делают, он не делает ничего, только стоит на одном и том же месте, излучая достоинство наравне с тревогой, — он обретает вес именно в тот момент, когда покидает крупный план и становится просто ещё одной точкой вдалеке, чья дальнейшая история остаётся неизвестной. Впереди у него было ещё пять лет войны. Или меньше. Как и у всех, кому тогда повезло.

 
 
Источник: kinokadr.ru

22 Июля 2017
0


Рецензия на фильм «Блокбастер»

Блокбастер 2016 год — русские продюсеры обратили внимание на молодых и талантливых режиссёров. Вышли «Ледокол» и «Дуэлянт». 2017 год — русские продюсеры ругаются с молодыми и талантливыми режиссёрами. Выходят «Чёрная вода» и «Блокбастер».

На самом деле, бесполезно разбираться в конфликтах студий и постановщиков. Почему ругаются, что хотели изначально снимать Роман Каримов и Роман Волобуев, что вырезали сотрудники компании Hype Film — всё это почти личные отношения, и стороннему человеку лезть в конфликт просто некрасиво. Что он может сделать, так это посмотреть и оценить итоговый продукт. «Чёрная вода» оказалась не лучшего качества, а вот с «Блокбастером» вышло интересней.

Хотя трейлеры и постеры позиционируют фильм как динамичный боевик с двумя отчаянными красотками (эдакий русский «Малыш на драйве»), это далеко не комедия. История, конечно, вызывает улыбку: одна дурочка грабит сберкассу для переезда в Москву и случайно встречает другую, которой столица уже сломала жизнь и заставила есть шаурму в ночи.

В реальности второй фильм бывшего кинокритика Волобуева во многом похож на первый — медитативную драму «Холодный фронт». В обеих лентах сплошной туман, намечающийся любовный треугольник и много-много душевных разговоров. Особенно когда герои едут куда-то в машине. Прямо-таки «Лок» с двумя девушками-дурочками вместо одного Тома Харди. Либо «Малхолланд Драйв», только в Подмосковье.

По большей части героини беседуют о мечтах молодых провинциалок поселиться в Москве и найти счастье. В реальной жизни всё не так, как бы говорит Волобуев — и чуть ли не первый в нашем кино пытается серьёзно изобразить гламурную Москву, в которой девушкам приходится грабить сберкассу ради переезда, а персонаж Михаила Ефремова (отличное камео) сначала лапает всех за жопы, а потом рыдает в гримёрке с криками: «Я дерьмо!»

Крики, жалобы, угрозы, просьбы простить измену — с разговорами в фильме порядок, а вот действия не хватает. Волобуев эффектно ставит диалоги, но драки и перестрелки бьют мимо. Даже падение на пол в начале фильма склеено настолько непонятно, насколько возможно. Особенно пролетел герой Сергея Епишева. Внезапно классный немногословный киллер (как будто родом из «Фарго», гонящийся за деньгами из сберкассы), вместо того чтобы действовать, ограничивается ещё одним диалогом в машине: садится на заднее сиденье, угрожает, выходит. И финал, по задумке отдающий классическим «Карты, деньги, два ствола», приводит к ещё одному душевному диалогу.

Переезд провинциалок в Москву — это первая линия повествования. Но не последняя. С нарративными техниками авторы удачно экспериментируют: и несколько сюжетных линий, и деление на главы, и закадровые комментарии. По сути, «Блокбастер» — очень смелый фильм со своими находками. Не в каждой киноленте Анна Чиповская разговаривает с украинским акцентом и под конец не раздражает своим говором. Да и бадди-муви у неё со Светланой Устиновой получается яркое.

В идеальном мире «Блокбастер» совмещал бы авторские и коммерческие амбиции. В реальном получилось не зрительское кино, а скорее удачный эксперимент. И наиболее интересны в нём не типичные постмодернистские игры вроде аллюзий на фильмы Дэвида Финчера и сериал «Настоящий детектив», а попытки рассказать о серьёзной проблеме: как молодым амбициозным девушкам приходится выживать в России. Фильм, безусловно, феминистский, и это ничуть не раздражает, а наоборот, веселит. Пускай и не настолько, чтобы назвать «Блокбастер» комедией.

 
 
Источник: kg-portal.ru

22 Июля 2017
0


Рецензия на фильм «Выстрел в пустоту»

Выстрел в пустоту «А чё такого? Да все так делают!» — ежедневно говорят себе тысячи людей. Большинству везёт. А вот герою фильма Джейкобу не повезло: его разгильдяйская ошибка оказалась смертельной. Первого человека он погубил случайно, а дальше убивать пришлось уже по приказу. Ведь в тюрьме если не ты, то тебя; если ты не с бандитской бандой, то ты один против всех.

Здесь последствия одного неверного шага показываются без малейшего проблеска юмора, а-ля «Был благовоспитанным мальчиком, но начал играть в орлянку, связался с пиратами и покатился», они предельно драматичны, напоминают «Манчестер у моря». В чём-то Джейкобу даже хуже, чем Ли из «Манчестера…»: он и рад бы вернуться к семье — но путь туда закрыт. Причём в первую очередь не тюремными стенами, а тем, что происходит в их пределах. Тюрьма метит не столько пятном на репутации и татуировками на коже, сколько грязью и кровью на руках. Хочешь избежать опускания — используй задний проход по иному сомнительному назначению. Хочешь выжить — марай руки. Хочешь завязать с криминалом — даже и не надейся. Остаться чистеньким нельзя, в лучшем случае можно лишь самому выбрать круг ада и закорешиться с чертями.

Режиссёр-сценарист Рик Роман Во в прошлом был опытным каскадёром, а потом променял трюки на другой сорт брутальности: стал снимать криминальные драмы-триллеры. В 2008 году выпустил фильм «Преступник»; и похоже, концепция ему так понравилась, что он её допилил-дорастил до «Авторитета» (оригинальное название Shot Caller переводится так). Но новый фильм ещё мрачнее: в тюрьму попадают не за благородную месть, а за не имеющие оправданий поступки, и искренней помощи там ждать не от кого.

Казалось бы, если герой угодил в места лишения свободы за реальное преступление, то болеть за него будет сложновато. Но Николай Костер-Вальдау — крупный специалист по перевоплощению в неоднозначных персонажей, которые вызывают сопереживание даже вопреки предательскому убийству сюзерена, покушению на ребёнка и прочим художествам. Вот и его Джейкоб чем-то напоминает героев «Любой ценой»: нарушает закон, убивает людей — однако при этом готов рисковать собственной жизнью ради семьи. Линия с сыном опять-таки похожа: смотри, сынок, каков твой отец, и не повторяй его ошибок, иди к лучшей жизни. Недаром сделан акцент на том, что Джейкоба преследует несчастливое число «13» (номер камеры, номер в отеле), а на спортивной форме его сына Джошуа — обычная дюжина, не «чёртова».

Забота о близких показывается на примере не только Джейкоба, но и одного из его подельников. Увы, в криминальном мире даже светлые чувства оказываются заляпаны кровью: защита одних может стоить жизни других.

Если сопереживать преступникам — вольным или невольным — ну никак не получается, то на этот случай в сюжете припасён бравый коп. Правда, он тоже стреляет на поражение. Может, хотя бы слегка недотёпистый новичок — сайдкик протагониста — окажется без скелетов в шкафу? Облом-с: он бывший военный снайпер. Травоядных среди здешних мужчин нет — сплошь хищники. Причём не мелкие пакостники, как человек-енот из соседнего «Во всём виноват енот», который стал изгоем ну просто потому что захотелось, а виды калибром покрупнее. По обе стороны закона. Разница лишь в том, что одни убивают в общественных интересах, а другие — в собственных. Во соорудил свою версию «В мире животных»: в тюрьме заключённые угрожающе расхаживают в клетках, постоянно готовые вцепиться кому-нибудь в глотку, на свободе — продолжают жить по законам насилия. Недаром у главаря банды прозвище «Зверь», и недаром этот самый Зверь читает книгу «Животное человек».

Хотя Джейкоб умудряется-таки выделиться из толпы: не каждый день встретишь хищную лошадь. И коп, и зеки отмечают, что он пришелец из другого мира, «тёмная лошадка». Если бы не роковая ошибка, он так и видел бы бандитов только в кино. Но ошибка была сделана, и пришлось платить, всё больше и больше.

Несмотря на криминально-звериный антураж, Во рассказывает в первую очередь о человечности. Не об отморозках, а о живых людях, и контраст силён. Картина выписана большими мазками: крупные планы, убийства в замедленной съёмке — причём безо всякого смакования. Лента пугает не фонтанами кетчупа (крови здесь мало, потрохов и прочего неприглядного нет вообще) — упор сделан на психологию, а не физиологию. И получается не фильм категории B, а серьёзная, жёсткая, напряжённая драма. Сценарий богат не только объёмными образами, но и меткими фразами типа: «Если тебя сделают мишенью, то этому не будет конца», «Смертельное оружие бойца — это его ум». Реализм проявляется ещё и в том, что персонажи не изъясняются высоким штилем, а говорят на арго. По итогам просмотра можно составить краткий бандитско-обывательский словарик, куда войдут термины «расписной», «смотрящий», «держать масть» и прочие. Отдельный бонус ждёт любителей советского оружия: ему в фильме расточаются похвалы (особенно на фоне «глоков»), пусть и в специфических обстоятельствах.

В свежевышедшей «Планете обезьян: Войне» человечество озверело и губит всё вокруг, в том числе себя. «Выстрел в пустоту» тоже накачан «озверином» — но парадоксальным образом отыскивает свет даже во тьме. Здесь зло обходится дорогой ценой, а добро — ещё дороже; но пока есть те, кто готов ставить чужую жизнь выше своей, Земля остаётся планетой людей, а не планетой зверей.

 
 
Источник: kg-portal.ru

15 Июля 2017
0


1-6 7-12 ... 457-462 463-468 469-474 475-480 481-486 ... 595-600 601-606